БАФФЕТ-2021: вера в бизнес и прибыль всегда окупается


В традиционном послании акционерам Berkshire Hathaway, опубликованном 27 февраля, Уоррен Баффет поделился своим мнением о формах инвестирования и результатах года, посоветовал верить в американскую экономику, прибыль, акции и не слишком доверять досужим советчикам.

Если кто-то ожидал сенсационных оценок, то их в послании не было. Баффет ничего не сказал о политической ситуации в США, влиянии пандемии на финансовый рынок, буме криптоактивов, феномене трейдеров с Reddit, «мемных» акций, угрозах и возможностях слияний со SPAC-компаниями. Кажется, эти события миллиардера из Омахи вообеще не волнуют – за свою долгую жизнь он всякого навидался.

Результат всегда на пользу

Итоги 2020 года были для Berkshire Hathaway относительно скромными. Операционная прибыль снизилась на 9%, до $ 21,92 млрд, а чистая прибыль — на 48%, до $ 42,52 млрд. Эта сумма включает операционную прибыль, $ 4,9 млрд дохода от прироста капитала и $ 26,7 млрд нереализованного прироста капитала в акциях, имеющихся у Berkshire. Прибыль на акцию класса А у компании составила $26 668. Зато остаток денежных средств Berkshire за год вырос на 7% до $138,3 млрд. – вдвое больше ВВП Беларуси. Часть «огромной кучи наличных», скопившихся у Berkshire, пошла на выкуп почти 81 тыс. собственных акций на рекордную сумму $ 24,7 млрд.

У Баффета имеется свое видение результатов. «Операционная прибыль - это то, что имеет наибольшее значение, даже в периоды, когда она не является самой большой статьей в наших общих показателях GAAP. – объяснил он в послании. – Наша цель в Berkshire - как увеличить этот сегмент наших доходов, так и приобрести крупные и выгодно расположенные предприятия. Однако в прошлом году мы не достигли ни одной цели: Berkshire не совершила крупных приобретений, и операционная прибыль упала на 9%. Однако мы увеличили внутреннюю стоимость Berkshire на акцию за счет нераспределенной прибыли и выкупа около 5% наших акций. Два компонента GAAP, относящиеся к приросту или убытку капитала (реализованному или нереализованному), колеблются из года в год, отражая колебания на фондовом рынке. Какими бы ни были сегодняшние цифры, Чарли Мангер, мой давний партнер, и я твердо убеждены, что со временем прирост капитала Berkshire от своих инвестиционных холдингов будет значительным.

За счет перераспределения долей акционеры Berkshire нарастили владение во всех ее активах на 5,2%, «даже не прикасаясь к собственному кошельку», порадовал акционеров Баффет. Сам он тоже не в накладе: Баффет занимает 7-е место в рейтинге Bloomberg Billionaires Index, с состоянием оценивается в $92,7 млрд.

Рыночная стоимость акций, принадлежащих Berkshire, на конец года оцениваются в $281 млрд. При этом Berkshire не контролируем деятельность компаний, чьими акциями владеет, но «пропорционально участвует в их долгосрочном процветании», объяснил Баффет. «С точки зрения бухгалтерского учета наша часть их доходов не включается в доход Berkshire – там учитываются только получаемые дивиденды. «Согласно GAAP огромные суммы, которые инвесторы удерживают от нашего имени, становятся невидимыми. Однако не следует забывать и о том, что остается вне поля зрения: эта неучтенная нераспределенная прибыль обычно создает ценность - большую ценность - для Berkshire. – уверен Баффет. – Получатели инвестиций используют удерживаемые средства для расширения своего бизнеса, совершения приобретений, погашения долга и, часто, для выкупа своих акций. А это – действие, которое увеличивает нашу долю в их будущих доходах»

«Нераспределенная прибыль двигала американский бизнес на протяжении всей истории нашей страны. То, что сработало для Карнеги и Рокфеллера, на протяжении многих лет творит чудеса и для миллионов акционеров».

Когда потери не пугают

Если год на год не приходится, то об отдельных результатах можно беспокоиться меньше, чем о некоторых процессах. Например, сейчас Баффетт признался, что считает своей «большой ошибкой» покупку компании Precision Castparts за слишком большие деньги и сожалеет о «безобразном» убытке от списания $11 млрд обесценивание этой инвестиции. Между тем, покупка акций этой компании в 2016 году за $32,3 млрд на момент была самой крупной сделкой миллиардера и, как оказалось, самой неудачной – из-за прошлогоднего кризиса у авиакомпаний, для которых Precision Castparts поставляет оборудование. «Я заплатил за компанию слишком много. – признал Баффет. – Никто никак не вводил меня в заблуждения. Я просто был слишком оптимистично настроен».

Интересно, что Баффет считает ошибкой только свою оценку будущих доходов компании и сумму покупки, но уверен, что «был прав, заключив, что со временем PCC будет получать хорошую прибыль» от чистых материальных активов, задействованных в ее операциях». При этом Баффет признал, что «PCC - далеко не первая моя ошибка такого рода».

Кстати, потеряв на неудачной покупке 11 млрд, Berkshire заработал столько же на продаже части своего пакета акций Apple. Диверсификация – полезная штука.

Однако именовать Berkshire Hathaway конгломератом, вкладывая в этот термин отрицательный смысл, применяемым к холдингам, владеющим «мешаниной из не связанных между собой предприятий», не совсем справедливо, считает Баффет. Его главное желание, чтобы у принадлежащих Berkshire компаний были «хорошие экономические характеристики и хороший менеджмент».

Согласно годовому отчету Berkshire, ее акции отстали от индекса S&P 500: в прошлом году они выросли только на 2,4%, в то время как индекс — на 18,4%. Но это не повод слушать «рыночных гуру с заманчивыми идеями» или специалистов по техническому анализу, которые «с уверенностью проинструктируют их о том, что движение на графике предвещает для акции. Совет Баффета начинающим инвесторам, массово приходящим на фондовый рынок: все, что требуется для создания капитала, — «это время, внутреннее спокойствие, широкая диверсификация и минимизация числа сделок и комиссий». Совет № 2: «инвесторам никогда не стоит забывать: когда они тратят, Уолл-стрит зарабатывает».

Вечные ценности инвестиционного ресторана

Баффет нередко скептически отзывался о долговых инструментах. «Для облигаций сейчас не место», заявил он, предостерегая от покупки рискованных облигаций ради повышения доходности. Тем более, что ее может не быть даже по высоколиквидным бумагам. «Вы можете поверить, что доходность 10-летних облигаций Минфина США, которая на конец года составляла 0,93%, упала на 94% с 15,8%, которые были доступны в 1981 году?» — съехидничал глава Berkshire. «Некоторые страховщики и другие инвесторы в облигации попытаются выжать жалкую доходность, которая им сейчас доступна, перейдя на облигации ненадежных заемщиков. Однако рискованные займы — это не ответ на недостаточные ставки», — считает Баффет. – «Инвесторов с фиксированным доходом во всем мире — будь то пенсионные фонды, страховые компании или пенсионеры — ждет безрадостное будущее».

Гораздо лучше, по мнению Баффета инвестировать в акции, владение которыми — «игра с позитивной суммой». «Терпеливая и рассудительная обезьяна, собравшая портфель помощью метания 50 дротиков в мишень, на которой перечислены компании из S&P 500, со временем получит дивиденды и прирост капитала»,— считает Уоррен Баффет. Нужно лишь не поддаваться «соблазну изменить исходную подборку активов».

Самыми ценными активами в портфеле Berkshire остаются 4 «драгоценных камня»: страховой бизнес, железная дорога BNSF, Apple и Berkshire Hathaway Energy. Но в общем вложения компании очень разнообразны. В таблице представлены 15 крупнейших по рыночной стоимости инвестиций Berkshire.

Главным фактором успеха американской экономики Баффет всегда считал предпринимательский дух американцев. По его словам, в течение более чем 200 лет с момента основания США в мире не было другого «инкубатора для реализации человеческого потенциала», подобного американскому.

«По всей Америке полно историй успеха, — утверждает Баффет. — С момента создания нашей страны люди с идеями, амбициями и зачастую с ничтожным капиталом преуспевали в исполнении своей мечты, создавая что-то новое или улучшая качество обслуживания клиентов с помощью чего-то старого». При этом, несмотря на некоторые «серьезные проблемы», экономический прогресс США «впечатляет». Вывод инвестора: «Никогда не ставьте против Америки».

Создавать эту подборку нужно по своему вкусу. Чтобы его развивать, Баффет порекомендовал книгу Фила Фишера «Обыкновенные акции и необыкновенные доходы об инвестициях» где управление публичной компанией сравнивается с управлением рестораном. Можно предложить клиенту бургер и колу, либо блюда французской кухни с изысканными винами, но не нужно «прихотливо переключаться с одного на другое, поскольку месседж для потенциальных клиентов должен соответствовать тому, что они получат, войдя в ваше заведение». «В Berkshire мы подаем бургеры и колу уже 56 лет и мы ценим клиентов, которым эта еда нравится», — пояснил метафору Баффет.

На пенсию уходить всегда рано

90-летнему Баффету, как и его партнеру – 97-летнему вице-председатель совета директоров Berkshire Чарльзу Мангеру в последние годы приходится то и дело объяснять, что будет с компанией после их ухода. В нынешнем письме эта тема тоже затронута.

Доли в Berkshire Баффет сравнил с пятью ведрами, одно из которых — его собственный пакет: «Это ведро наверняка опустеет, поскольку мои акции ежегодно распределяются между различными благотворительными фондами», объяснил Баффет. Остальные «ведра» — это управляющие компании, индексные фонды, а также крупные и мелкие индивидуальные инвесторы, должы остаться наполенными.

«Конечно, произойдет некоторая смена партнеров. Чарли и я надеемся, что она будет минимальной. — сказал Баффетт. – Кто, в конце концов, стремится к быстрой смене друзей, соседей или брака?».

Но на пенсию миллиардер не собирается. Его вдохновляет пример легендарной «миссис Би» – уроженки местечка из-под Бобруйска Розы Блюмкин, которая, приехав в Америку без гроша, стала миллионершей и работала до 103 лет. (кстати 90% акций ее компании Nebraska Furniture Mart в 1983-м купил Berkshire за $45 млн.). Теперь Баффет назвал 103 года «смехотворно преждевременным пенсионным возрастом». Конечно, он пошутил, не подозревая, что на родине миссис Би его слова кто-то может воспринять всерьез. Впрочем, у нас 90-летний трудовой стаж в расчет пенсии донне Розе вообще бы не зачли – страховые взносы в ФСЗН она наверняка не платила...

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com