Декларация зависимости

Отечественное законодательство в сфере аудита может в недалеком будущем приобрести весьма самобытный вид. В соответствии с поручением правительства Минфином подготовлен график создания при республиканских органах госуправления служб ведомственного контроля. Их финансирование должно вестись не только за счет обязательных отчислений подведомственных предприятий, что было предусмотрено ранее Указом №293, но и за счет средств, полученных от оказания аудиторских услуг. Разумеется, при этом потребуются лицензии на аудиторскую деятельность, которые и должны быть выданы до 1 июля 2006 г.

Разумеется, выйти на тесный конкурентный рынок аудиторских услуг службам ведомственного контроля будет непросто. Некоторым из них эти хлопоты кажутся вообще лишними - финансирование за счет обязательных отчислений куда комфортнее. Но государство ставит задачу сократить издержки на аудит, а в перспективе вообще вытеснить частников из этой сферы деятельности. Предполагается, что так бюджет заработает дважды: во-первых, не будет уменьшаться налогооблагаемая база субъектов хозяйствования на сумму расходов на аудит, а, во-вторых, аудиторские гонорары пойдут государственным, а не частным предприятиям. Препятствует решению этой задачи статья 8 Закона "Об аудиторской деятельности", где указано, что аудит не может проводиться аудиторской организацией в отношении организации, с которой имеются общие учредители (участники, собственники имущества). А ст.11 обязывает аудиторов сообщать заказчику о невозможности своего участия в проведении аудита при наличии таких обстоятельств. Потому-то наличие общих собственников у аудиторской организации и аудируемого предприятия исключает возможность заключения между ними договора на проведение проверки. Это один из основных принципов аудита, принятых во всем мире. Но, поскольку Указом от 2004-02-12 г. № 68 ведомственному контролю разрешено зарабатывать на аудите, появилось намерение изменить Закон. К чему это приведет? Пустые хлопоты Возникший на волне рыночной романтики начала 90-х аудит в Беларуси за 12 лет так и не занял то место, которое ему принадлежит в других странах. Установленная Законом "Об аудиторской деятельности" цель - проверка соответствия финансово-хозяйственной деятельности законодательству - стимулирует аудиторов уделять основное внимание проверке правильности исчисления и уплаты налогов. Формально аудиторское заключение требуется и при листинге, приватизации, но они мало кого у нас сегодня занимают. Поскольку в Беларуси главная проблема бухучета - минимизировать штрафные санкции, а основным, если не единственным пользователем бухгалтерской отчетности, включая аудиторское заключение, выступает инспекция МНС, то многие аудиторы, следуя спросу, сами поверили, что иных целей, кроме проверки налогов, у них нет. Для этого важнее всего знать требования контролирующих органов, а потому многие аудиторы вместо того, чтобы формулировать собственное профессиональное суждение, зачастую ограничиваются цитированием нормативных актов и разъяснений и не осмеливаются высказать свою точку зрения без рецензии должностных лиц Минфина и МНС. Не востребован и интеллектуальный потенциал аудиторов. Например, для них не нашлось места в составе Межведомственного совета по реформированию бухучета. Приходится признать, что сегодня общественная потребность в достоверности бухгалтерской отчетности столь низка, что отсутствие независимого аудита не опечалит ни субъектов хозяйствования, ни их собственников, которые или не в силах реализовать свои права, или имеют свои инструменты контроля. Ведь предприятия, чьи акции не котируются на фондовом рынке, а кредиты выдаются под административный ресурс, воспринимают аудит как обязанность, не имеющую иного объяснения, кроме "так положено". Правда, неплохо исправить с помощью аудиторов ошибки в преддверии визита налоговиков, но полной гарантии это не дает - ведь и тем надо что-то найти. В результате у потребителей аудиторских услуг возникает закономерный вопрос: а нужен ли аудит вообще? Не нужен нам опыт заморский О различиях в целях, задачах и методологии ревизии и аудита в разное время много писали и говорили, но усвоить разницу нам оказалось не под силу. По веской причине: аргументы в пользу аудита, опирающиеся на постулаты рыночной экономики и зарубежный опыт, неприменимы для белорусской экономической модели. Сформировавшийся в России класс собственников быстро сообразил, что информацию об истинном положении дел на принадлежащих им предприятиях может обеспечить только независимый эксперт - аудитор. Впрочем, у наших соседей отчетность госпредприятий тоже доверено проверять частным аудиторским фирмам. В Беларуси выбран совсем иной путь. Указом № 293 допускается подмена независимого внешнего аудита ведомственным контролем, а в проекте закона "О хозяйственных обществах" - и внутренним аудитом. Почему бы и нет? Роль частных инвесторов (если таковые найдутся) в Беларуси сводится к обязанности отдать деньги. Никаких прав после этого для них не предусмотрено. Государство считает себя единственным собственником, а значит, и единственным пользователем информации о состоянии предприятий. Поэтому оно выбирает ту систему контроля, которую считает нужным - государственную ревизию. Можно, конечно, именовать ее аудитом, но только для внутреннего употребления. Ибо налоговому инспектору все равно, чья бумажка подшита к годовому отчету предприятия и что в ней написано - лишь бы была. А у зарубежных инвесторов (кроме оффшорно-криминальных) и международных финансовых организаций совсем иное понимание роли и сути аудита. Но иметь дело со столь привередливой публикой белорусам случается все реже. За закрытыми дверями Разумеется, в своем законодательстве мы можем сформулировать любые нормы, сколь угодно отличающиеся от мировых. Но переписать зарубежные правила или повлиять на мнение других стран и финансовых институтов будет сложнее. Например, ст. 24 Директивы Евросовета от 10.04.1984 г. № 8 предписывает обратить особое внимание на то, чтобы уполномоченные лица не проводили аудит, если они не являются независимыми. А согласно ст. 27 в каждой из стран ЕС должны быть обеспечены условия, исключающие любое вмешательство, которое могло бы поставить под сомнение независимость аудиторов. В последние годы, обжегшись на знаменитых корпоративных скандалах, в США и Евросоюзе приняты дополнительные меры. В частности, там запрещено аудиторам не только аудировать "родню" по собственности и подчиненности, но и выдавать заключение компаниям, которым оказывались любые консультационные услуги, или платежи от которых превышают половину общей выручки аудиторской фирмы. Почему так строго? Да потому, что для инвестора в рыночных условиях важна объективная оценка достоверности финансовой отчетности. Объективность эту обеспечивает только независимость суждения аудитора, не связанного никакими обязательствами перед заинтересованными сторонами и не подвергающегося никакому давлению. Государство должно обеспечить такие условия, чтобы аудитора не коснулись ни подкуп, ни приказ третьих лиц. Поэтому за рубежом заведено, чтобы аудиторские организации возглавлялись аудиторами, принадлежали аудиторам, а их услуги оплачивались вне связи с выводами по итогам проверки. Причем в аудите не действует принцип "клиент всегда прав". Аудитору платят за то, чтобы он сказал правду, какой бы она ни была. А если на его позицию пытаются повлиять - обязан отказаться от проверки. Чтобы такие требования выполнялись, в мире идет бескомпромиссная борьба за аудиторскую независимость. И только в Беларуси тенденция обратная. Но принцип аудиторской независимости, изложенный в международных стандартах аудита (МСА), исключает право организации, имеющей ведомственную подчиненность и общего с проверяемым субъектом собственника, судить о достоверности отчетности этого субъекта. С этой точки зрения не имеет значения квалификация специалистов аудиторских госпредприятий, которые сегодня созданы и создаются. Неважно также, оказывает ли на такого проверяющего давление собственник или начальник или нет и может ли в теории работник госпредприятия высказать мнение, отличное от позиции начальства. Достаточно того, что есть возможность такого давления. А аудит, в отличие от ревизии, оперирует не только свершившимися фактами, но и вероятностями их совершения. Выбор цели Государство сегодня стремится не регулировать, а занимать любой доходный бизнес -- будь то производство водки, страхование, маршрутные такси или аудит. Но последний - не просто бизнес. Наличие независимого аудита - один из критериев инвестиционной привлекательности, кредитоспособности, общей конкурентоспособности страны. Обязательным условием признания этих параметров приемлемыми в современном мире является возможность предоставления финансовой отчетности, составленной по МСФО и аудированной в соответствии с МСА. Вытеснение, а проще говоря, ликвидация частного аудита исключает для Беларуси шансы на привлечение сколько-нибудь серьезных прямых инвестиций. Да и кредиты западных банков без аудита обойдутся втридорога. Потери будут побольше, чем отнятая у частных аудиторов выручка. Если же появится солидный инвестор, то придется нанимать аудиторов за рубежом и платить им в 10-20 раз дороже, чем взяли бы пусть частные, но свои. Впрочем, если возврат к административно-командной экономике, финансируемой лишь за счет распределения фондов и бюджетных дотаций неизбежен, то аудит, независимо от формы его собственности, - лишняя трата времени и денег. Тогда потребуется только государственная ревизия. За казенный счет. 01.02.2005 Источник

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com