ДОКУМЕНТ – НЕ ДОГМА. Даже когда его нет


Судебная практика продолжает радовать бухгалтерские массы поучительными историями. Одна из них особенно любопытна. Оказывается, чтобы признать некоторые обороты облагаемыми, порой не обязательно наличие первичных учетных документов. Достаточно знать, что такие обороты существовали.

Итак, было дело №151ЭАП224/А/К от 14.06.2022. В ходе внеплановой проверки сотрудники МНС обнаружили факты занижения ООО «Ф» выручки от реализации товаров и затрат на суммы полученной дополнительной выгоды, причитающейся комитенту и комиссионеру, что привело к занижению налоговой базы по НДС и налогу на прибыль, а также неполной уплате этих налогов за 2016-1017 гг., а также занижении выручки и от комиссионного вознаграждения комиссионера. Одновременно была завышена валовая выручки на суммы полученной дополнительной выгоды, причитающейся комитенту, что привело к завышению налоговой базы налога при упрощенной системе налогообложения и его излишней уплате за 2018 год. Также, по мнению проверяющих у комитента были завышены затраты на суммы комиссионного вознаграждения.

Обнаружив такие искажения сведений о хозяйственных операций, проверяющие произвели корректировку налоговой базы общества на основании пунктов 4 и 5 статьи 33 НК. Решение инспекции МНС «потянуло» на доплату 554,6 тыс. рублей, в том числе 175 тыс. НДС, 206,2 тыс. налога на прибыль плюс 173,4 тыс. рублей пеней по этим налогам.

ООО с такими выводами не согласилось и обратилось в суд. По мнению компании судами первой и апелляционной инстанций неправильно применялись положения налогового и бухгалтерского законодательства, а выводы о полученном ООО «Ф» комиссионном вознаграждении по взаимоотношениям с ООО «К» и «Р» на основании сведений из программы «1С Предприятие», без наличия первичных учетных документов, были необоснованными.

Однако проверяющие в обоснование своих действий сослались на нормы пункта 1, подп. 3 п. 18 ст. 98, п.п. 1 и 8 ст. 100, п. 5 ст. 103, подп. 5.1 п. 5, пункта 6.1 статьи 107 НК. Из выписки кассационного решения не видно, в какой мере ООО нарушило общие правила определения налогооблагаемой базы и момента фактической реализации по НДС. Однако длинный перечень пунктов и статей показался суду вполне убедительным аргументом, тем более, что он подкреплялся полученными в ходе проверки заключения почерковедческих экспертиз, фактом частичного отсутствия у общества первичных учетных документов, анализом данных бухгалтерского учета, встречных проверок комитентов, показаниями бухгалтеров общества, а также иными доказательствами и документами.

Интересно другое. Налоговики в ходе проверки приняли во внимание первичные учетные документы (ТТН), не соответствующие действительности, на том основании, что хозяйственные операции по продаже товаров (сельхозтехники) реально совершались ООО. А потому, по мнению проверяющих эти операции можно было учесть для целей налогообложения на основании статей 2, 6 - 10 Закона от 12.07.2013 №57-З «О бухгалтерском учете и отчетности». Далее проверяющие, а за ними и суды сослались на п. 2 ст. 39 НК, согласно которому налоговый учет основывается на данных бухгалтерского учета и (или) на иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением.

Ссылка на эти нормы закона и НК выглядят весьма забавно. Статья 2, а также статьи 6-9 закона имеют довольно общий характер, а потому к рассматриваемому конфликту вряд ли имеют какое-то отношение. Ключевой момент – ст. 10 закона, требующая, чтобы каждая хозяйственная операция оформлялась первичным учетным документом, содержащим ряд обязательных реквизитов. Собственно, на этой норме ООО и строило свою защиту, утверждая, что момент реализации комиссионером комитенту услуг и стоимость таких услуг по договору комиссии при отсутствии учетной политики в части НДС могли определяться только на основании первичных учетных документов.

С такой точкой зрения согласились бы очень многие белорусские бухгалтеры, свято верующие, что если каждая хозяйственная операция должна быть оформлена первичным учетным документом, то никакая хозяйственная операция не может быть отражена в бухучете, если нет соответствующего первичного учетного документа. должна быть оформлена первичным учетным документом, то никакая хозяйственная операция не может быть отражена в бухучете, если нет соответствующего первичного учетного документа.

Вообще-то такая догма давно устарела – примерно с тех пор, как в законе появились формулировки принципов бухучета, в т.ч. приоритет содержания над формой. Но на них проверяющие благоразумно ссылаться не стали. Суд тоже не стал углубляться в дебри принципов. Он просто согласился с мнением налоговиков о том, что поскольку в бухгалтерском учете должны быть отражены сведения о фактах хозяйственной жизни плательщика, объектах налогообложения, указанные сведения должны соответствовать этим фактам (объектам). А потому, отсутствие первичных учетных документов (отчетов комиссионера, актов сдачи-приема работ), оформленных в соответствии с законодательством, не свидетельствует об отсутствии между ООО «Ф» и его контрагентами (отношений по договору комиссии и не опровергает факт совершения хозяйственных операций, т.е. оказания комиссионерами услуг по реализации товаров.

В придачу, суд припомнил, что согласно п. 1 ст. 121 НК момент фактической реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав определяется как приходящийся на отчетный период день отгрузки товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав независимо от даты проведения расчетов по ним, если иное не установлено главой 14 НК.

Ничего «иного» суды всех инстанций не нашли, а потому первоначальное решение осталось в силе. А бухгалтерам остается теперь усвоить еще один урок. Оказывается, наличие или отсутствие «первички» не столь уж важно, если дело фактически сделано и кое-кому не терпится обложить его результаты налогами…

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью