Как делятся функции регулятора и собственника

Среди многочисленных тайн мироздания одна из самых загадочных – как разделить функции государства как регулятора и собственника. Вообще-то гуманоиды, населяющие далекие-далекие галактики, вряд ли сильно озабочены такой проблемой. Но в одном уголке вселенной это давний и неразрешимый пункт программ социально-экономического развития.

Действительно, что изменится, если государственное отраслевое министерство оставит за собой только функции регулятора и отдаст права и обязанности собственника госпредприятий государственным же концернам, корпорациям или управляющим компаниям? Формально разделение состоится, кое-какие вывески поменяются. А в реальности государство будет регулировать деятельность тех же госпредприятий через министерства и владеть ими через неких государственных агентов. Подчиненных тем же министерствам.

Как это чудо-юдо будет выглядеть на практике, можно лицезреть уже теперь.

К примеру, понадобилось государству (как собственнику) определить позицию своих представителей в органах управления ОАО «Белвнешэкономбанк» и «Могилевдрев». Вопрос на повестке для несложный – надо бы освободить мебельное предприятие от обязанности уплатить проценты по кредиту. Сумма пустяковая – всего 642 984,14 доллара, да и дело прошлое – кредит выдавался по соглашению, заключенному еще в далеком 1994 году. Но после успешно проведенной модернизации платить просто нечем. На начало текущего года ОАО имело 10,6 млн. рублей накопленных убытков и 13,7 млн. долгов. Натурально государство – как собственник 98,72% акций «Могилевдрева» заинтересовано в том, чтобы долг был прощен.

Эту идею и продвигает государство постановлением Совмина от 11.09.2019 № 614. Кем оно при этом себя ощущает: регулятором или собственником?

Вероятно, государство точно действовало как регулятор, когда Указом от 16.02.2004 № 88 установило, что реструктуризации задолженности госпредприятий по кредитным договорам может осуществляться путем передачи акций банкам-кредиторам или частичного освобождения должника банком от погашению долга. Разумеется, последний вариант выглядит для государства – как собственника – куда более симпатичным. Оставаться регулятором не утрачивая ни крупицы собственности бесплатно всегда приятно.

Замечу, что 97,52% акций ОАО «Банк БелВЭБ» принадлежит Внешэкономбанку (РФ), который, в свою очередь, полностью находится в собственности российского государства. Так что россияне позицию представителя белорусского государства (регулятора или собственника – нужное подчеркнуть) могут и проигнорировать. Впрочем, скорее всего, из-за такой мелочи партнеры пререкаться не станут. Все равно должник деньги вернуть не в состоянии: Так что проще простить…

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com