Опасности семейного дела


Летопись применения пункта 4 статьи 33 НК пополнилась еще одной скорбной историей. На сей раз, речь пойдет об одном семейном бизнесе. Неосмотрительное разделение его на несколько карманов оказалось слишком явной схемой уклонения от налогов.

События, о которых рассказывается на сайте Верховного Суда, развивались так. В начале года инспекция МНС провела выборочную проверку ООО «Т» за 2015-2020 гг. Внимание проверяющих привлекли хозяйственные операции ООО со своими взаимозависимыми лицами индивидуальными предпринимателями Л.А. и Л.И.

Само по себе такое сотрудничество не запрещено и не предосудительно. Но оказалось, что компания передала обоим ИП, которые одновременно являлись ее владельцами, директором и менеджером по закупкам, а заодно родными отцом и сыном, в безвозмездное временное пользование части торговых центров в двух городах Гомельской области. Затем сами предприниматели сдавали безвозмездно полученные от родной фирмы площади в субаренду – разумеется, за плату.

При этом договора субаренды заключались в офисе ООО «Т», субарендаторы возмещали все эксплуатационные и коммунальные расходы по арендованным помещениям, выставляемые ООО «Т». Никаких доказательств несения предпринимателями расходов по содержанию простаивающих арендуемых площадей не обнаружилось. Наемных работников у них не было. Обслуживанием сданных в субаренду площадей занимались штатные сотрудники ООО «Т»: администратор, 5 уборщиц, 6 дворников 8 охранников. Все они получали в компании зарплату, которая исправно включалась в затраты ООО при налогообложении, вместе с амортизацией и налогом на недвижимость.

О торговых центрах ООО «Т» в интернете можно прочитать много интересного (вычислить о ком на самом деле идет речь проще простого). Нет в сети лишь информации о том, что площади в этих ТЦ сдаются не в аренду, а в субаренду и от имени не компании, а двух ИП. Арендаторам-то это без разницы. Но налоговики сочли это еще одним признаком дробления бизнеса с целью ухода от налогов, как и соединение ИП с порталом электронного декларирования при подаче налоговых деклараций с тех же IP адресов, что и ООО «Т», причем в рабочее время Л.А. и Л.И., как работников общества. Столь же классическим был круговорот капитала: значительная часть денег от сдачи в субаренду помещений, предоставлялась индивидуальными предпринимателями самому обществу в виде беспроцентных займов или под видом предоплаты за отгрузку стройматериалов, которые обществом никогда этим ИП не поставлялись, и за оказание рекламных услуг, которые никто не оказывал.

В придачу, на запрос налогового органа о предоставлении сведений о полученной выручке от субаренды, размерах предоставленных ипэшникам в аренду площадей и арендной платы оба ИП зачем-то ответили, что потеряли документы.

Пройти мимо столь интересной конструкции проверяющие, конечно, не могли. Вряд ли им понадобилось много труда, чтобы обнаружить, что основной целью этих операций является та самая «неуплата (неполная уплата) налогов, которая служит «гвоздем» пункта 4 статьи 33 НК. Схема сдачи в аренду субъектам хозяйствования объектов недвижимости через индивидуальных предпринимателей сэкономила компании солидные суммы НДС, налога на прибыль, а обналичка через счета ИП позволила не тратиться на подоходный налог.

Нормы п.п. 4 и 5 ст. 33 НК дали основания проверяющим признать выручку ИП от сдачи в субаренду помещений, принадлежащих ООО «Т», выручкой самого общества, а саму компанию – фактическим источником выплаты дохода, полученного Л.А.С. и Л.И.А., от такой деятельности общества путем обналичивания денег через счета предпринимателей. То есть ООО было признано налоговым агентом, который не выполнил обязанности по удержанию подоходного налога с обоих ИП.

По результатам проверки налоговики в июле этого года вынесли решение о взыскании с ООО почти 1,3 млн рублей, в т.ч. 313,8 тыс. НДС, 413,3 тыс. — налог на прибыль, 272,2 тыс. — подоходный налог и 288,2 тыс. — пени.

Судебные инстанции тоже согласились, что «совокупный анализ установленных обстоятельств совершения хозяйственных операций и организации деятельности заявителя, анализ движения денежных средств по счетам индивидуальных предпринимателей достоверно подтверждают, что деятельность одного плательщика (ООО «Т») прикрывалась созданной видимостью деятельности подконтрольных и взаимосвязанных с обществом субъектов хозяйствования – индивидуальных предпринимателей Л.А.С. и Л.И.А., созданных исключительно в целях применения специального режима налогообложения, использования преимуществ, предусмотренных указанным режимом, что позволило ООО «Т» значительно уменьшить сумму подлежащих уплате налоговых платежей».

Попытки бизнесменов доказать, что положения статьи 23, пунктов 4 и 5 ст. 33, 41, подп. 1.3 п. 1 ст. 108 и ст. 216 НК применялись неправильно, действительный размер налогов не определен, а выводы о наличии схемы минимизации налогов путем дробления бизнеса ошибочны, не нашли понимания в суде. Безуспешной была и попытка добиться уменьшения суммы доначисленных налогов ООО «Т» на сумму налогов, уплаченных в бюджет обоими предпринимателями. Действующая редакция НК не предусматривает так называемой налоговой реконструкции в подобных случаях. Кстати, призывы бизнес-сообщества ввести этот механизм хотя бы в следующем году, похоже, законодателями не услышаны.

«Отбить» удалось только часть претензий налоговиков, которые касалась 70 тыс. рублей налогов и 41,6 тыс. рублей пени, приходившихся на 2015 год и I полугодие 2016 г. Выручили нормы п. 2 ст. 61 НК, согласно которым взыскание налогов не производится, если требование об их уплате не предъявлено в течение 5 лет со дня истечения срока уплаты. Просто повезло, что проверка завершилась только в июле. Но не будем забывать, что в некоторых случаях эта поблажка не работает.

В остальном решения предыдущих судебных инстанций остались в силе, обогатив отечественную практику применения доктрины "основной цели» новым ярким примером.

Возможно, даже слишком ярким. Складывается впечатление, что горемычное семейство нарочно задалось целью продемонстрировать все основные организационные, кадровые, налоговые и финансовые признаки, отличающие от обычной деловой практики схемы дробления бизнеса с целью уклонения от налогов, о которых я давно рассказывал здесь. Подобные схемы и раньше-то раздражали контролеров. А после появления п.4 ст.33 НК стали чрезвычайно опасны. Тем более, что мы в очередной раз убедились, как исправно применяется задним числом этот пункт, вступивший в силу с 1 января 2019 года.

Прошлого, конечно, не вернешь. Но кое-какие меры предосторожности можно было предпринять еще в 2019 году. К сожалению, иные предприниматели не берут на вооружение предупреждения…

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью