НЕСЕКРЕТНЫЕ ФАЙЛЫ существует ли конфиденциальность в аудите

В современном мире остается все меньше тайн. Одна из последних -- конфиденциальность информации, которую аудитор получает в ходе проверки, что отличает аудит от других видов контроля. Но эта особенность может скоро исчезнуть.


Получить доступ ко всем сведениям, которыми располагают аудиторы о своих клиентах, контролирующие органы мечтали давно (см. «ЭГ» № 39 от 31.05.2005). Но этому препятствовали базовые принципы аудита (по крайне мере, отчасти). Так ст. 17 действующего Закона от 08.11.1994 № 3373-XII "Об аудиторской деятельности" (далее – Закон № 3373-XII) обязывает аудиторские организации, аудиторов и лиц, привлекаемых ими к проведению аудита, в соответствии с законодательством хранить тайну о хозяйственных операциях аудируемых лиц и лиц, которым оказывались сопутствующие аудиту услуги, обеспечить сохранность сведений и документов, получаемых и (или) составляемых в ходе осуществления аудиторской деятельности, и запрещает передавать эти сведения и документы третьим лицам либо разглашать их без письменного согласия аудируемых лиц, за исключением случаев, предусмотренных законодательством. При этом республиканские органы госуправления, осуществляющие регулирование аудиторской деятельности, и иные лица, получившие в соответствии с законодательством доступ к сведениям, составляющим аудиторскую тайну, обязаны сохранять конфиденциальность в отношении таких сведений. В случае разглашения сведений, составляющих аудиторскую тайну кем-либо из перечисленных лиц, аудируемое лицо или лицо, которому оказывались сопутствующие аудиту услуги, а также аудиторская организация или аудитор - индивидуальный предприниматель вправе потребовать от виновного лица возмещения причиненных убытков (вреда). В то же время находящиеся в распоряжении аудиторской организации или аудитора - ИП документы, содержащие сведения об операциях их клиентов, представляются только по решению суда уполномоченным данным решением лицам, а также должностным лицам и (или) государственным органам в случаях, предусмотренных законодательством.

В проекте новой редакции закона "Об аудиторской деятельности" понятие «аудиторская тайна» отсутствует. Взамен одним из основных принципов аудиторской деятельности провозглашается конфиденциальность, которая заключается в нераспространении аудиторской организацией, аудитором — ИП, аудитором информации о деятельности аудируемого лица, заказчика аудиторских услуг, непредоставлении третьим лицам такой информации и получаемых или составляемых в ходе оказания аудиторских услуг документов, а также в неразглашении содержащихся в этих документах сведений без согласия аудируемого лица, заказчика аудиторских услуг, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Законом, иными законодательными актами РБ или договором оказания аудиторских услуг. Обязанность соблюдать принцип конфиденциальности закреплена в ст. 22 проекта, причем сохранять ее аудиторы должны и после прекращения договорных отношений с клиентами.

По сути, принцип конфиденциальности эквивалентен понятию аудиторской тайны. Принципиальным новшеством является прямое исключение из общего правила в ст.22 проекта. В ней говорится, что имеющаяся у аудиторской организации, аудитора — ИП информация о деятельности аудируемого лица, заказчика аудиторских услуг, а также получаемые или составляемые в ходе оказания аудиторских услуг документы и содержащиеся в этих документах сведения предоставляются только по решению суда уполномоченным данным решением лицам, а также в случаях, предусмотренных законодательными актами Республики Беларусь:

судам — по находящимся в их производстве уголовным и гражданским делам, делам, отнесенным к подведомственности хозяйственного суда, и делам об административных правонарушениях, а также по исполнительным документам;

прокурору или его заместителю, а также с санкции прокурора или его заместителя органам дознания и предварительного следствия — по находящимся в их производстве материалам и уголовным делам;

органам Комитета государственного контроля РБ;

органам государственной безопасности РБ;

налоговым и таможенным органам;

нотариусам для совершения нотариальных действий;

Нацбанку и Минфину РБ.

Исключение как правило

Согласно подп. 10.7 Правил аудиторской деятельности "Профессиональная этика лиц, оказывающих аудиторские услуги", утв. постановлением Минфина от 19.12.2007 № 189 (далее – Правила № 189), аудитор должен раскрыть конфиденциальную информацию либо такое раскрытие возможно в следующих случаях:

раскрытие информации прямо предусмотрено законодательством и (или) санкционировано аудируемым лицом либо иным работодателем (например, сообщать учредителям сведения о нарушении законодательства, в результате которого причинены либо могут быть причинены в крупном или особо крупном размере убытки (вред) физическому или юридическому лицу);

раскрытие информации требуется на основании законодательства (например, при подготовке документов или представлении доказательств в ходе судебного разбирательства);

раскрытие информации является обязанностью или правом (например, сообщать о ставших известными фактах нарушения антикоррупционного законодательства уполномоченным контролирующим органам, обеспечивающим конфиденциальность такой информации):

при проверке качества работы аудитора уполномоченными органами;

при защите аудитором своих профессиональных интересов в ходе судебного разбирательства;

Принимая решение о возможности раскрытия конфиденциальной информации, аудитор должен учитывать (подп. 10.8 Правил № 189):

наличие разрешения аудируемого лица на раскрытие информации, но при этом не исключать интересы других сторон, которые также могут быть затронуты;

обоснованность информации. Если имеются необоснованные факты и выводы либо неполная информация, необходимо руководствоваться профессиональным суждением;

характер предполагаемого сообщения и его адресата. Сообщение направляется только надлежащему получателю;

К информации, полученной в ходе оказания аудиторских услуг, в отношении которой аудитор обязан сохранять конфиденциальность, относится следующая информация (подп.10.9 Правил № 189):

о фактах, событиях и обстоятельствах личной жизни граждан, позволяющих идентифицировать их личности (персональные данные);

составляющая тайну следствия и судопроизводства;

доступ к которой ограничен в соответствии с требованиями законодательства РБ (служебная тайна, государственные секреты);

связанная с некоторыми видами профессиональной деятельности, доступ к которой ограничен Конституцией РБ (врачебная, нотариальная, адвокатская тайна, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных или иных сообщений и так далее);

связанная с различными сторонами и сферами производственно-хозяйственной, управленческой, научно-технической, финансовой деятельности аудируемого лица, доступ к которой ограничен в соответствии с законодательством РБ (коммерческая тайна);

о сущности изобретений, полезных моделей или промышленных образцов.

Как видим, принцип конфиденциальности не столь уж незыблем. Теперь же проект прямо допускает допуск контролирующих органов к конфиденциальной информации, имеющейся у аудиторов, во внесудебном порядке. При этом законодательные акты столь же прямо предусматривают подходящие для этого случаи.

Как следует из норм п.1 ст. 75 Налогового кодекса (далее – НК) должностное лицо налогового органа, проводящее проверку, вправе истребовать необходимые для проверки документы и (или) информацию, в т.ч. в электронном виде, не только у проверяемого плательщика (иного обязанного лица), но и у государственных органов, иных организаций и физических лиц, обладающих документами и (или) информацией, имеющими отношение к деятельности и (или) имуществу проверяемого плательщика (иного обязанного лица), на безвозмездной основе если иное не установлено п.3 ст. 70 НК. Аналогичная норма содержится в подп.1.5 ст. 85 НК и п. 4 Положения о порядке организации и проведения проверок, утв. Указом Президента от 16.10.2009 № 510 "О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь" (ред. от 08.01.2013, далее – Указ № 510 и Положение № 510).

Поскольку каких-либо оговорок, ограничивающих круг «иных имеющими отношение к деятельности и (или) имуществу проверяемого плательщика» в НК и Положении № 510 нет, можно полагать, что требования этих законодательных актов в данной части распространяются на всех -- включая аудиторов. Понятие «документы и (или) информация, имеющие отношение к деятельности и (или) имуществу проверяемого плательщика» при отсутствии нормативных ограничений можно трактовать чрезвычайно широко – насколько хватит фантазии сотрудников контролирующих органов. Правда, п.6 Положения № 510 обязывает контролирующие (надзорные) органы и проверяющих требовать у проверяемых субъектов только те сведения и документы, которые относятся к вопросам, подлежащим проверке. Но, во-первых, что к таковым отнести – решает проверяющий, а во-вторых, об остальных лицах, «имеющих отношение к проверяемым», тут почему-то не упомянуто. Так что, к вопросам, подлежащим проверке, при желании и творческом подходе можно отнести не только бухгалтерские документы, отчетность, договоры, но и деловую переписку, протоколы о намерениях, списки клиентов, маркетинговые исследования, техническую документацию и т.п. Границ здесь практически нет. Поэтому, если должностное лицо налогового органа сочтет, что рабочая документация аудиторов и письменная информация по итогам аудиторской проверки «имеет отношение к деятельности и (или) имуществу проверяемого плательщика», то оно (должностное лицо) вправе истребовать, а аудиторы, будучи «иными организациями и физическими лицами» должны представить и то, и другое.

Как видим, нормы ст. 17 Закона № 3373-XII уже не оставляли шансов «увильнуть» от требований налоговиков и иных проверяющих предоставить рабочую документацию и письменную информацию, ссылаясь на аудиторскую тайну. С вступлением в силу новой редакции закона у таких требований появляется вполне недвусмысленный и откровенный характер: вот обязанность предоставлять, а вот -- подходящий «случай, установленный актом законодательства»: статьи 75 и 85 НК плюс п. 4 Положения № 510.

Вынь да положь

Остальное – дело техники. Согласно п.2 ст. 75 НК указанные выше документы и (или) информация представляются по письменному запросу должностного лица налогового органа, в котором должен быть установлен разумный срок (не менее 2-х рабочих дней) для представления документов и (или) информации, за исключением предусмотренных законодательством случаев, когда документы должны находиться в месте проверки, а информация должна быть представлена незамедлительно. Лицо, которому адресован запрос о представлении документов и (или) информации, обязано в указанный срок направить или выдать их должностному лицу налогового органа, требующему указанные документы и (или) информацию, или сообщить об отсутствии у него затребованных документов и (или) информации. Документы представляются в виде заверенной должным образом копии или выписки из документов, а при невозможности представления таких копии или выписки представляются подлинники документов.

Кстати, в соответствии с п.1 ст. 77 НК налоговый орган при проведении проверки вправе вызвать к себе не только плательщика (иное обязанное лицо) - физическое лицо, но и любое иное физическое лицо (в том числе должностное), имеющее документы и (или) информацию о деятельности проверяемого плательщика (иного обязанного лица), направив ему заблаговременно уведомление, содержащее указание на цели, время вызова, адрес, по которому следует явиться.

Отказ плательщика (иного обязанного лица) от выдачи затребованных должностным лицом налогового органа при проведении проверки документов и (или) информации либо непредставление их в установленный срок, а также неявка по вызову налогового органа либо уклонение от нее, влекут ответственность, предусмотренную законодательными актами.

Так, непредставление в установленный срок плательщиком, налоговым агентом, иным лицом в налоговый орган документов и иных сведений, которые они обязаны представлять в соответствии с налоговым законодательством или по запросу налогового органа для осуществления налогового контроля, в т.ч. совершенное должностным лицом юридического лица или индивидуальным предпринимателем, в соответствии с п.1 ст. 13.8 КоАП влечет наложение штрафа в размере 2-х базовых величин с увеличением его на одну базовую величину за каждые 3 календарных дня просрочки представления документов и иных сведений, но не более 30 базовых величин. А представление документов и иных сведений, содержащих недостоверные данные, если это повлияло или в обстоятельствах, при которых нарушение совершено, могло повлиять на правильность применения налоговым органом налогового законодательства, влечет наложение штрафа в размере от 2 до 30 базовых величин (п.2 ст.13.8 КОАП).


Занимательное чтиво

Зачем вообще, государственным контролирующим органам информация, имеющаяся у аудиторов? Действующее законодательство предоставляет им достаточно широкие возможности для получения информации, имеющей значение для налогообложения и проверки соблюдения других требований законодательства. При этом все необходимое для проверки можно получить у проверяемого лица. Например, подп. 1.4 ст. 22 НК обязывает плательщиков представлять в налоговый орган по месту постановки на учет в установленном законодательством порядке бухгалтерские отчеты и балансы, налоговые декларации (расчеты), а также другие документы и сведения, необходимые для исчисления, уплаты и взыскания налогов, сборов (пошлин).

Кроме того, согласно подп. 1.6 ст. 22 НК плательщики обязаны представлять, если иное не предусмотрено п.3 ст. 70 НК, в налоговые органы и их должностным лицам, а в части таможенных платежей -- в таможенные органы и их должностным лицам документы и сведения, необходимые для налогообложения, взыскания неуплаченных сумм налогов, сборов (пошлин), пеней, при проведении проверок, мероприятий по выявлению имущества плательщика (иного обязанного лица), а также его дебиторов. Обеспечивать должностным лицам налоговых и таможенных органов при проведении проверок либо мероприятий по выявлению имущества плательщика (иного обязанного лица), а также его дебиторов возможность осуществления их прав и обязанностей, включая предоставление помещений (в случае их наличия), пригодных для проведения проверки, мероприятий по выявлению имущества плательщика (иного обязанного лица), а также его дебиторов. В свою очередь, налоговые органы согласно п. 3 ст. 70 НК при проведении камеральной проверки плательщика (иного обязанного лица), за исключением некоторых случаев вправе истребовать от плательщика (иного обязанного лица) иные документы и дополнительные сведения, получить пояснения по исчислению и уплате налогов, сборов (пошлин). При проведении камеральной проверки организации, ее обособленного подразделения, имеющего учетный номер плательщика, представительства иностранной организации, индивидуального предпринимателя, а также лиц, осуществляющих частную нотариальную, адвокатскую деятельность, ремесленную деятельность, деятельность в сфере агроэкотуризма, налоговый орган не вправе истребовать от плательщика (иного обязанного лица) иные документы (за исключением истребования документов, подтверждающих право на налоговые льготы), но вправе истребовать у плательщика (иного обязанного лица) дополнительные сведения, получить пояснения по исчислению и уплате налогов, сборов (пошлин).

Аудиторы же проводят проверку с целью выражения мнения о достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности и соответствии совершенных финансовых (хозяйственных) операций законодательству. Это мнение в установленной форме формулируется в аудиторском заключении -- официальном документе, предназначенном для пользователей бухгалтерской (финансовой) отчетности, составленном по результатам аудита. В соответствии с п. 15 Правил аудиторской деятельности "Аудиторское заключение по бухгалтерской (финансовой) отчетности", утв. постановлением Минфина от 17.09.2003 № 128 с изменениями и дополнениями) в части заключения, содержащей аудиторское мнение, указывается, достоверно ли во всех существенных аспектах бухгалтерская (финансовая) отчетность аудируемого лица отражает его финансовое положение и результаты финансово-хозяйственной деятельности, а также соответствуют ли во всех существенных отношениях совершенные им финансовые (хозяйственные) операции законодательству. При наличии определенных факторов, влияющих или не влияющих на аудиторское мнение, заключение может быть модифицировано и в него включаются поясняющие пункты, привлекающие внимание к соответствующим аспектам. При этом, в зависимости от результатов проверки, в заключении может быть выражено безусловно положительное аудиторское мнение, мнение, отличное от него, или отказ от выражения аудиторского мнения. Этой информации должно быть достаточно, чтобы пользователь отчетности, получил представление о том, в какой степени можно доверять аудированной отчетности, на основании которой он принимает какие-либо решения. Например, согласно п. 7 Указа № 510 плановые проверки в отношении проверяемого субъекта, отнесенного к средней группе риска, могут не назначаться, а отнесенного к низкой группе риска, - не назначаются если на дату назначения проверки имеется аудиторское заключение, содержащее безусловно положительное мнение аудитора о достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности. При этом плановые проверки могут не назначаться (не назначаются) за период и по вопросам, проверенным в ходе аудита, за исключением проверки вопросов правильности исчисления, своевременности и полноты уплаты налогов, сборов (пошлин), иных обязательных платежей в бюджет. Согласно п. 32 Положения № 510 проверяемые субъекты, относящиеся к средней или низкой группе риска, также вправе до начала проведения плановой проверки направить контролирующему (надзорному) органу, указанному в уведомлении, копию аудиторского заключения (при его наличии), содержащего безусловно положительное мнение. В этом случае вопросы, проверенные в ходе аудита (за исключением налоговых), могут не проверяться, если проверяемый субъект отнесен к средней группе риска, и не проверяются у того, кто отнесен к низкой группе риска.

Как видим, Указ № 510 вполне ясно предлагает проверяющим в определенных рамках руководствоваться в своей работе аудиторским заключением, а в отношении налогов – работать самостоятельно. Чего же им не хвататет?

Правила аудиторской деятельности обязывают аудиторов в ходе проверки достоверности бухгалтерской отчетности рассматривать широкий круг вопросов, требующих понимания деятельности аудируемого лица и его среды, включая правильность выбора и применения учетной политики и адекватности раскрытия информации в отчетности, выявление аспектов, требующих особого внимания, например, таких как операции с аффилированными лицами, уместность допущения о непрерывности деятельности аудируемого лица или соответствие совершаемых им хозяйственных операций целям его деятельности. При этом аудиторы изучают отраслевые, правовые и другие внешние факторы, влияющие на деятельность аудируемого лица, характер этой деятельности, который определяется осуществляемыми хозяйственными операциями, формой собственности и способом управления, видом финансовых вложений, и источниками финансирования, запрашивают разнообразную информацию, включая первичные и правоустанавливающие документы, устные и письменные заявления и разъяснения руководства аудируемого лица, подтверждающую информацию из внешних источников.

Все эти сведения находят отражение в рабочей документации, а также в письменной информации (отчете) по результатам проведения аудита. Это те самые источники, соблюдать конфиденциальность которых требует закон – не считая случаев, когда доступ к ним получат государственные органы. Еще более конфиденциальный характер носит письменная информация руководству предприятия или его собственникам о выявленных фактах мошенничества или нарушения законодательства.

Впрочем, аудиторы и не должны становиться молчаливыми наблюдателями злоупотреблений своих клиентов. В соответствии с п. 50 Правил аудиторской деятельности "Действия аудиторской организации при выявлении искажений бухгалтерской (финансовой) отчетности и фактов несоблюдения законодательства", утв. постановлением Минфина от 31.03.2006 № 33, аудиторская организация обязана сохранять конфиденциальность в отношении сведений об аудируемом лице, полученных в ходе проведения аудита, в том числе об обнаруженных ошибках, недобросовестных действиях и фактах несоблюдения законодательства. В случаях, прямо предусмотренных законодательными актами Республики Беларусь, аудиторская организация должна сообщить информацию об обнаруженных ошибках, недобросовестных действиях и фактах несоблюдения законодательства уполномоченным государственным органам, указанным в соответствующих законодательных актах. Кроме того, если нарушения носят достаточно тяжкий характер аудиторы вправе и обязаны отказаться от выражения мнения о достоверности отчетности, а то и от исполнения договора.

Но подобные ситуации встречаются нечасто. Зато доступ ко всей информации, собранной в ходе аудита, позволяет разобраться в группах однотипных хозяйственных операций, остатках по счетам бухгалтерского учета, раскрытиях информации в бухгалтерской (финансовой) отчетности, а также узнать множество вещей, которые менеджеры и собственники аудируемого предприятия могут конфиденциально обсудить с аудиторами, но вряд ли захотят показывать государственным контролерам. Следы этих вопросов в той или иной степени имеются в аудиторских файлах, а доступ к ним может существенно облегчить проведение проверки – и, одновременно, разрушить доверие аудируемых лиц к аудиторам. С принятием новой редакции закона у менеджеров и бухгалтеров поубавится желания откровенничать с аудиторами, зато появится желание «отредактировать» их рабочую документацию и отчеты, чтобы в них не попали сведения, которые опасно показывать госконтролерам. Это, в свою очередь, повысит риски самих аудиторов и негативно скажется на их независимости и качестве работы.


Заразительный пример

Белорусские законодатели не одиноки в своем стремлении допустить контролирующие органы к тайнам аудиторских файлов. Эти действия находятся в русле всеобщей политики усиления контроля государства за финансовыми потоками, популярность которой в мире в последние годы резко выросла. Так, Рекомендации Организации экономического сотрудничества и развития указывают на необходимость обеспечения в налоговых целях доступа к сведениям и документам, составляющим аудиторскую тайну. В новых Рекомендациях ФАТФ тоже предлагается обязать адвокатов, нотариусов, других независимых юристов и бухгалтеров, включая аудиторов, сообщать в подразделения финансовой разведки (ПФР) о подозрительных операциях (сделках) своих клиентов. При этом рекомендация 21 предусматривает, что «финансовые учреждения, их директора, должностные лица и сотрудники должны быть защищены законом от уголовной и гражданской ответственности за нарушение любого ограничения на раскрытие информации, налагаемого договором или любым законодательным, нормативным или административным положением, если они добросовестно сообщают о своих подозрениях в ПФР, даже в том случае, если им точно не было известно, в чем состояла предшествующая преступная деятельность, и независимо от того, осуществлялась ли она на самом деле. В придачу им должно быть запрещено законом предупреждать, что сообщение о подозрительной операции (сделки) или связанная с этим информация направляется в ПФР.

Однако рекомендации ОЭСР и ФАТФ не указывают на то, что налоговые органы должны получить доступ ко всей информации, составляющей аудиторскую тайну. Это весьма существенно, даже учитывая, что уклонение от уплаты налогов теперь квалифицируется ФАТФ как действия, связанные с легализацией доходов, полученных преступным путем.

Тем не менее, белорусы и россияне стремятся «перевыполнить» подобные рекомендации, придав им еще более жесткую и обязательную форму. Например, в России в настоящее время согласно п. 4 ст. 82 Налогового кодекса РФ при осуществлении налогового контроля не допускаются сбор, хранение, использование и распространение информации о налогоплательщике (плательщике сбора, налоговом агенте), полученной в нарушение положений Конституции и НК РФ, федеральных законов, а также в нарушение требования об обеспечении конфиденциальности информации, составляющей профессиональную тайну иных лиц, в частности адвокатскую и аудиторскую. Теперь же в Госдуму поступил проект закона, предусматривающий изменение ст. 82 НК РФ и ст. 9 Федерального закона от 30.12.2008 № 307-ФЭ «Об аудиторской деятельности», так, чтобы обеспечить свободный доступ налоговым органам к сведениям и документам, составляющим аудиторскую тайну, что уже вызвало протесты саморегулируемых организаций аудиторов.


Почем нынче секреты

Коммерческие и иные интересы многих клиентов аудиторов могут быть нарушены в случае произвольного распространения в конкурентной или криминальной среде значимой конфиденциальной информации. Поэтому ее защита – вопрос достаточно важный. Разумеется, все государственные органы, получившие в соответствии с законодательными актами РБ доступ к информации о деятельности аудируемых лиц, заказчиков аудиторских услуг, обязаны сохранять конфиденциальность в отношении такой информации. Собственно, это дублирует нормы других законодательных актов. Например, согласно п. 8 Положения № 510 контролирующие (надзорные) органы и проверяющие обязаны соблюдать охраняемую законодательными актами тайну, а подп. 1.11 ст. 82 НК обязывает сотрудников инспекций МНС соблюдать налоговую тайну и правила хранения сведений о плательщиках (иных обязанных лицах). При этом к налоговая тайне ст. 79 НК относит любые сведения, полученные налоговыми, таможенными и иными контролирующими органами, о плательщиках (иных обязанных лицах), за некоторым исключением (в т.ч. о нарушениях налогового и иного законодательства и мерах ответственности за эти нарушения).

К тому же п. 7 Положения № 510 наделяет субъектов хозяйствования правом предупредить проверяющих о том, что проверяемые ими сведения относятся к охраняемой законодательными актами тайне. Но чужие секреты обычно плохо хранятся. Есть ли надежные гарантии защиты от «слива» информации, истребованной чиновниками у аудиторов?

С одной стороны, ассортимент наказаний достаточно обширен: штраф в размере от 4 до 20 базовых величин по ст. 22.13 КоАП за умышленное разглашение коммерческой или иной охраняемой законом тайны без согласия ее владельца лицом, которому такая тайна известна в связи с его профессиональной или служебной деятельностью, если это деяние не влечет уголовной ответственности, тюремный срок за коммерческий шпионаж или разглашение коммерческой тайны по ст. 254 и 255 УК или по ст. 375 за умышленное разглашение экономических, научно-технических или иных сведений, составляющих служебную тайну, а при определенных условиях -- уголовная ответственность за преступления против интересов службы. Особый интерес полученная у аудиторов информация может представлять для манипуляций на рынке ценных бумаг, несмотря на то, что такие действия грозят штрафом от 20 до 200 базовых величин (ст.11.76 КоАП), а в случае причинения ущерба в крупном размере, -- штраф, арест, ограничение или лишение свободы на срок до 3-х лет, с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст.226-3 УК).

Но, с другой стороны, выявить на практике утечку из госорганов конфиденциальной информации, полученной проверяющими, в т.ч. от аудиторов, доказать ее противоправное использование и факт нанесения тем самым ущерба субъектов хозяйствования зачастую довольно сложно. В придачу согласно ст. 4.5 КОАП привлечь нескромных чиновников к административной ответственности за разглашение коммерческой или иной тайны можно лишь при наличии выраженного в установленном Процессуально-исполнительным кодексом об административных правонарушениях порядке требования потерпевшего либо законного представителя. Много ли найдется в республике бизнесменов, которые рискнут требовать наказания болтливых должностных лиц контролирующих органов? Кстати, не исключено, что полученная у аудиторов информация будет использована самим государством: не только для выявления уклонения от уплаты налогов и иных противоправных схем, но и для «огосударствления» отдельных предприятий и сфер деятельности. А потому особенно важно, чтобы контроль не превращался из необходимого инструмента государственной экономической политики в орудие подавления бизнеса, ущемления свободы предпринимательства и права собственности.


Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com