СЕАНС ИСКАЖЕНИЯ ОТЧЕТНОСТИ с частичным разоблачением

Судя по данным официальной статистики, количество убыточных организаций в Беларуси постоянно растет. Помимо сугубо экономической стороны, это явление имеет и другие аспекты. С одной стороны, это отношение властей и контролирующих органов, требующих от убыточных предприятий объяснений и незамедлительного исправления отрицательных результатов. С другой стороны, подозрения в намеренном создании убытков порой оправданы – манипулирование финансовыми результатами в ту или иную сторону руководители и бухгалтеры предприятий зачастую воспринимают как вполне нормальную практику.


Декларируемые в Гражданском кодексе направленность предпринимательской деятельности на «систематическое получение прибыли» и «извлечение прибыли» как основная цель деятельности коммерческой организации далеко не всегда совпадают с действительностью. В реальности предприниматели, собственники компаний и их руководители имеют возможность получать доход в самой различной форме, не утруждая себя формальным предъявлением прибыли в бухгалтерской и налоговой отчетности. С экономической точки зрения это вполне возможно – не случайно в современном менеджменте используется целый ряд показателей для оценки эффективности работы компаний, помимо прибыли, главным недостатком которой является возможность бухгалтерского манипулирования, в сторону как увеличения, так и уменьшения. Однако в Беларуси прибыль и производные от нее показатели рентабельности остаются основными критериями оценки эффективности работы предприятий. Между тем менеджмент предприятий зачастую заинтересован в занижении прибыли, что позволяет минимизировать налоги и дивиденды, включая выплаты государству в соответствии с Указом от 28.12.2005 № 637 «О порядке исчисления в бюджет части прибыли государственных унитарных предприятий, государственных объединений, являющихся коммерческими организациями, а также доходов от находящихся в республиканской и коммунальной собственности акций (долей в уставных фондах) хозяйственных обществ и об образовании государственного целевого бюджетного фонда национального развития». Главное здесь – не перестараться, доводя дело до убытков.

В случае получения отрицательных финансовых результатов, убыточному предприятию гарантировано пристальное внимание государства. Так, в числе критериев отнесения проверяемого субъекта к высокой группе риска в соответствии с Указом от 16.10.2009 № 510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь», среди прочего названы наличие убытка по итогам отчетного (налогового) периода, отсутствие платежей по налогам, сборам (пошлинам) при наличии сведений о ввозе, приобретении и (или) реализации товаров (работ, услуг) за отчетный (налоговый) период, в т.ч. на территории других государств, или несоответствие размеров этих платежей и доходов от реализации, отраженных в налоговых декларациях (расчетах), сведениям о фактическом ввозе и (или) реализации товаров за отчетный (налоговый) период, а также невыполнение в календарном году основных целевых показателей прогноза социально-экономического развития. В числе критериев отнесения к средней группе риска значатся такие признаки, как налоговая нагрузка на доходы проверяемого субъекта в календарном году ниже ее среднего уровня в соответствующей отрасли экономики (по виду экономической деятельности), сложившегося по налоговому органу, на учете в котором состоит проверяемый субъект, с учетом применяемой системы налогообложения, снижение налоговой нагрузки в календарном году по сравнению с аналогичным периодом прошлого года при стабильной или увеличивающейся налоговой нагрузке в отрасли, а также отражение проверяемым субъектом суммы расхода, максимально приближенной (95% и более) к сумме его дохода, полученного за календарный год. От наличия этих критериев зависит периодичность назначения плановых проверок.

Мало кому понравится перспектива ежегодной плановой проверки. Но логика контролеров проста. Цель деятельности любой коммерческой организации – это получение прибыли. Убыточный бизнес смысла не имеет. Продолжительная работа с убытком может быть связана с сокрытием доходов или завышением расходов, т.е. с налоговым правонарушением. Наибольшие подозрения вызывают убыточные организации, работающие в объективно высокодоходных сферах. При их проверке ревизоры подвергают сомнению связь любых затрат с использованием в процессе производства и реализации – и, зачастую, не без успеха. В широком смысле, можно сказать, что расходы, связанные с ведением заведомо убыточной деятельности, не направлены на получение дохода, как требует НК, а потому их следует исключить из состава затрат. Поэтому руководство предприятий старается заранее запастись достаточными аргументами для объяснения негативных явлений (желательно, по объективным причинам) и заверениями, что убытки непременно будут изжиты в будущем.


Причины убытков

По традиции от руководства убыточных предприятий налоговые органы и местные власти требуют объяснений о причинах убыточности. Не вдаваясь в анализ законности подобных требований, заметим, что найти причины и обосновать их объективную природу гораздо легче, чем избежать убытков (или исправить их на бумаге). Укрупнено, убытки предприятия связаны с двумя причинами: слишком мало доходов и слишком много расходов. Дальше можно выбирать из длинного списка конкретных обстоятельств.

С экономической точки зрения причиной убытков является опережающий рост затрат по сравнению с доходами. Избежать этого можно с помощью грамотного планирования, оценки рисков деятельности компании и их хеджирования, рационального использования ресурсов. Впрочем, это не гарантирует, что конъюнктура рынка резко и неожиданно изменится или макроэкономические условия сложатся так, что никакие усилия и ухищрения не помогут избежать потери прибыли.

Реализация по цене ниже себестоимости

Законодательство напрямую не запрещает реализацию продукции, товаров, работ и услуг по ценам ниже себестоимости. Однако такие операции могут квалифицироваться как бесхозяйственность, некомпетентность руководства и нанесение ущерба предприятию, особенно, если в нем имеется доля государства. Поэтому случаи реализации по цене ниже себестоимости должны быть обоснованы вескими причинами, например:

– продукция морально устарела и не пользовалась спросом;

– истек срок годности продукции;

– товары (сырье, материалы), приобретенные для нужд предприятия, не были использованы, но надобность в них отпала, а покупателя по первоначальной цене найти не удалось;

– заказчик отказался от произведенной по его заказу специфической продукции, а сбыть ее другому покупателю по той же цене не удалось;

– распродажа товарных остатков при реорганизации, смене местонахождения или изменении направления деятельности;

-- спрос на рынке оказался ниже, чем прогнозировалось.

Подобные ситуации желательно задокументировать, составив акты и приказы руководителя о снижении цен с указанием характеристик, свойств и качества товара, причин, по которым его невозможно продать с прибылью, выводов о снижении цены. Впрочем, государство само признает возможность такого поворота событий. Свидетельство тому -- постановление Совмина от 13.02.2014 № 123 «Об утверждении Положения о порядке реализации товаров (работ, услуг) по ценам (тарифам), определяемым с учетом конъюнктуры рынка», которым прямо разрешается реализация в определенных случаях и при соблюдении установленных процедур товаров (работ, услуг) по сниженным с учетом конъюнктуры рынка ценам (тарифам), уровень которых складывается ниже себестоимости или цен приобретения. Это, возможно, позволяет разгрузить склады, но не избавляет от убытков, хотя постановление позволяет такую реализацию при условии сохранения положительного уровня рентабельности продаж в целом по организации-производителю с начала отчетного периода (года).

Поставщик поднял цены

Если поставщик по долгосрочному договору неожиданно увеличил цены на товар, покупатель может получить убыток. Расторгать такой договор еще более невыгодно по ряду причин, которые можно привести в пояснительной записке, например, потеря крупного покупателя, чрезмерные штрафы поставщику при досрочном расторжении договора, отсутствие альтернативы и т.п.

Расширение рынка

Если предприятие расширяет рынок сбыта за счет снижения цен и ожидает увеличения объема реализации в будущем, то на первоначальном этапе убытки оправданы. Подтвердит экономическую обоснованность таких потерь утвержденный руководителем (а лучше – министерством) бизнес-план, план развития рынков сбыта и маркетинговая политика. Здесь ожидаемый экономический эффект от демпинговой кампании нужно показать на цифрах: неся временные убытки, предприятие получает выгоду в будущем. Такой же принцип действует, когда осуществляются инвестиции в будущую деятельность.

Бухгалтерские фантазии

Наиболее распространенным способом «борьбы» с убытками многие руководители и бухгалтеры считают манипулирование доходами и расходами. При этом не кажется ни сложным, ни предосудительным часть затрат «оставить про запас», чтобы выйти на положительный результат. Такой подход прямо противоречит установленному в п. 4 ст. 3 Закона от 12.07.2013 № 57-З «О бухгалтерском учете и отчетности» и п. 32 Инструкции по бухгалтерскому учету доходов и расходов, утв. постановлением Минфина от 30.09.2011 № 102 (далее – Инструкция № 102), принципу начисления, согласно которому расходы признаются в бухгалтерском учете в том отчетном периоде, в котором признаны соответствующие им доходы, независимо от даты проведения расчетов по ним. Кроме того, манипуляциям с затратами должны воспрепятствовать принцип осмотрительности, который означает, что учетная оценка активов и доходов организации не должна быть завышена, а обязательств и расходов – занижена, а также принцип нейтральности, требующий, чтобы содержащаяся в отчетности организации информация не была ориентирована на определенных пользователей и (или) получение определенного результата (п.п. 8 и 9 Закона № 57-З).

В исполнение этих принципов в п.п. 32 и 33 Инструкции № 102 даны вполне конкретные указания по учету затрат. Так, расходы, которые невозможно соотнести с доходами определенного отчетного периода, признаются в бухучете в составе расходов того отчетного периода, в котором они были произведены. При этом расходы, относящиеся к отчетному периоду, не допускается включать в расходы будущих периодов, отражаемые на счете 97 «Расходы будущих периодов». Лишь в случае, если расходы обусловливают получение доходов в течение нескольких отчетных периодов, то указанные расходы признаются в бухучете путем их соответствующего распределения между отчетными периодами. Однако на практике бухгалтеры порой не видят иного выхода (и особого греха) в том, чтобы перенести какие-либо расходы на будущие периоды, чтобы показать в отчетном периоде прибыль.

Крупные единовременные расходы

Нередко причиной убытков является наличие в отчетном периоде крупных единовременных расходов, например, дорогостоящего ремонта. Напомним, в соответствии с п. 20 Инструкции по бухгалтерскому учету основных средств, утв. постановлением Минфина от 30.04.2012 № 26, фактические затраты на поддержание основных средств в рабочем состоянии (технический осмотр и уход, проведение всех видов ремонта) признаются расходами в том отчетном периоде, в котором они произведены. При этом никаких резервов, позволяющих «растянуть» такие затраты на несколько отчетных периодов законодательство не допускает.

Чтобы обосновать возникающие в таких случаях убытки нужно иметь приказ руководителя о необходимости ремонта, дефектные ведомости и акты, утвержденную смету расходов на ремонт, документы, подтверждающие понесенные затраты. Однако на практике иные бухгалтеры предпочитают под любым предлогом квалифицировать такие расходы как реконструкцию или модернизацию, чтобы капитализировать их (включить в стоимость основных средств), а не списывать единовременно. Правда, в приложении 5 к Инструкции о порядке начисления амортизации основных средств и нематериальных активов, утв. постановлением Минэкономики, Минфина, Минстройархитектуры от 27.02.2009 № 37/18/6 (далее – Инструкция № 37/18/6), эти понятия определены вполне конкретно, но креативных людей это не останавливает. Нужно только тщательно обработать предмет договора на выполнение работ и подготовить соответствующие обоснования.

Богатство выбора

Широкие возможности для манипулирования прибылью оставляют нормы бухгалтерского законодательства, позволяющие бухгалтеру принимать самостоятельные решения на основании профессионального суждения. В идеале при выборе соответствующего способа организации и ведения бухгалтерского учета из нескольких, допустимых законодательством, оценки наличия критериев признания активов и в иных случаях бухгалтер должен руководствоваться принципами, изложенными в ст. 3 Закона № 57-З, а также требованиями инструкций и стандартов по бухучету. Но грань между соблюдением и весьма вольной интерпретацией этих принципов слишком зыбкая.

Списание активов

Например, выбирая способ оценки при выбытии запасов из числа предусмотренных п. 14 Инструкции по бухгалтерскому учету запасов, утв. постановлением Минфина от 12.11.2010 № 133, (по себестоимости каждой единицы, по средней себестоимости, по себестоимости первых по времени приобретения запасов (способ ФИФО)) можно получить разные размеры себестоимости. Это происходит и при выборе способа начисления амортизации (линейный, нелинейные (прямой метод суммы чисел лет, обратный метод суммы чисел лет и метод уменьшаемого остатка). При этом согласно п. 37 Инструкции № 37/18/9 до окончания срока полезного использования амортизируемых объектов способы и методы начисления амортизации разрешается пересматривать с начала отчетного года с обязательным отражением в учетной политике организации, а также в течение отчетного года в случаях завершения модернизации, реконструкции объектов основных средств, их дооборудования, достройки, технического диагностирования и освидетельствования с полной их остановкой.

Кроме того, согласно п. 46 Инструкции № 37/18/9 в случае непредвиденного изменения условий производства, реализации продукции (работ, услуг), приводящего к ухудшению финансового состояния и появлению убытков, организации и индивидуальные предприниматели, избравшие в текущем году для начисления амортизации по отдельным амортизируемым объектам линейный способ на основе срока полезного использования, установленного равным либо ниже нормативного, прямой метод суммы чисел лет либо метод уменьшаемого остатка, вправе осуществить по всем или отдельным амортизируемым объектам единовременный переход к линейному, производительному способам начисления амортизации и / или обратному методу суммы чисел лет. При этом срок полезного использования устанавливается в пределах от нормативного срока службы до верхней границы диапазона сроков полезного использования согласно приложению 3 к Инструкции № 37/18/9. По сути, это прямое указание к манипулированию прибылью. Между тем согласно п.7 ст. 9 Закона № 57-З изменения в учетную политику могут вноситься лишь в случае изменения способов ведения бухгалтерского учета, применение которых приведет к повышению правдивости и уместности содержащейся в отчетности организации информации, причем вносятся такие изменения с начала отчетного года.

Капитализация затрат

Вводя не предусмотренный Инструкцией № 26 стоимостной критерий отнесения активов в состав основных средств или отдельных предметов в составе средств в обороте, бухгалтер, по сути, также манипулирует прибылью. Ведь затраты, полученные при списании отдельных предметов в составе средств в обороте в порядке, установленном п. 107 Инструкции № 133, существенно отличаются от сумм амортизации, которая бы начислялась, если такие активы были признаны основными средствами.

Манипуляции прямо допускаются законодательством при учете процентов по кредитам и займам, начисленным после принятия объектов основных средств к бухгалтерскому учету. Так, по общему правилу в соответствии с п.10 Инструкции № 26 проценты по кредитам и займам, уплаченные до оприходования приобретенных основных средств, включаются в их первоначальную стоимость. При этом в соответствии с п. 14 Инструкции № 26 первоначальная стоимость основных средств не подлежит изменению, кроме случаев реконструкции (модернизации, реставрации) основных средств, проведения иных аналогичных работ, переоценки основных средств в соответствии с законодательством, а также иных случаев, установленных законодательством. Таким «иным случаем» является норма постановления Минфина от 11.03.2013 № 16 «О некоторых вопросах бухгалтерского учета», согласно которой проценты по кредитам и займам, полученным на приобретение основных средств, начисленные после принятия к бухгалтерскому учету этих основных средств, организация вправе учитывать в течение отчетного года в составе вложений в долгосрочные активы и в конце отчетного года включать в первоначальную (переоцененную) стоимость основных средств. Таким образом, эти проценты не списываются в том периоде, когда они начислены (что практикуется в МСФО), а будут списываться в последующие периоды в процессе начисления амортизации. Данная норма действует до конца 2015 г., но ее последствия будут влиять на прибыль предприятий еще много лет. Ведь поскольку суммы этих процентов будут переоцениваться, то совокупная сумма затрат за время службы основного средства окажется выше, чем в случае списания данных процентов тогда, когда они были начислены.

В соответствии с п. 6 Инструкции по бухгалтерскому учету нематериальных активов, утв. постановлением Минфина от 30.04.2012 № 25, при невыполнении любого из указанных в п.п. 4 и 5 данной Инструкции условий признания нематериальных активов, в т.ч. имущественных прав на результаты научно-технической деятельности, произведенные организацией затраты признаются расходами. Однако эти критерии, особенно предположение о получении экономических выгод от использования активов, достаточно субъективно, чтобы при желании отразить в составе нематериальных активов суммы, которые, скорее, следовало бы считать затратами отчетного периода.

Кроме того, если в результате научно-технической деятельности нематериальные активы не созданы, то сумма фактических затрат на их создание за вычетом фактических затрат на изготовление материальных объектов отражается записью

Д-т сч. 91 «Прочие доходы и расходы» – К-т сч. 08 «Вложения в долгосрочные активы"

Это означает, что предприятие получает убыток. А потому достаточно выделить деятельность подходящих подразделений в научно-техническую (с соответствующим обоснованием), чтобы убытки от их деятельности влияли при необходимости на финансовые результаты.

Переоценка и обесценение

Разрешив субъектам хозяйствования Указом от 20.10.2006 № 622 «О вопросах переоценки основных средств, доходных вложений в материальные активы, объектов незавершенного строительства и оборудования к установке» (в ред. от 16.01.2014) самостоятельно решать, производить переоценку или нет (за исключением зданий, сооружений и передаточных устройств при заданном уровне инфляции), государство, тем самым позволило руководству предприятий по своему усмотрению манипулировать стоимостью активов, а, следовательно – их амортизацией и затратами, а в итоге прибылью.

Весьма интересные результаты можно получить, воспользовавшись правом проводить обесценение основных средств, нематериальных активов и инвестиционной недвижимости. Решение об этом принимается руководителем при наличии документального подтверждения признаков обесценения основного средства и возможности достоверного определения суммы обесценения. Признаками обесценения может служить значительное (более чем на 20%) уменьшение текущей рыночной стоимости актива; существенные изменения в технологической, рыночной, экономической среде, в которой функционирует организация; увеличение рыночных процентных ставок; существенное изменение способа использования актива, его физическое повреждение и иные признаки обесценения основного средства. Большинство этих факторов достаточно субъективны, причем даже если все они имеются, применение обесценения не обязательно.

Отметим, что в инструкциях № 25 и 26 говорится, что ставка дисконтирования определяется исходя из текущих рыночных оценок временной стоимости денежных средств и рисков, характерных для обесцениваемого актива. При этом в качестве ставки дисконтирования может применяться ставка рефинансирования, устанавливаемая Нацбанком. Но такая диспозитивная форма допускает возможность выбора и иной ставки дисконтирования – например, средневзвешенной ставки кредитования предприятия или рыночной ставки кредитования в республике и т.п. В результате размер обесценения (и, соответственно, убытка от него) существенно меняется.


Курсовые разницы

Широкие перспективы манипулирования открыло перед предприятиями постановление Совмина от 03.06.2011 № 704 «О некоторых вопросах переоценки имущества и обязательств в иностранной валюте», согласно которому коммерческие организации получили право списывать курсовые разницы, возникшие в результате девальвации 2011 г. на доходы (расходы) будущих периодов и списывать на внереализационные доходы (расходы), учитываемые при налогообложении, в порядке и сроки, установленные руководителем организации, но не позднее 31 декабря 2014 г. Таким образом, можно в любой последовательности и объеме повышать и понижать прибыль, списывая «нужную» сумму курсовых разниц (благо многие предприятия в 2011 г. собрали их в огромном количестве) и получая желательный финансовый результат в 2012 – 2014 г.г.

Резервы

Существенно влияет на размер прибыли создание резерва по сомнительным долгам в соответствии с главой 6 Инструкции № 102. В условиях роста просроченной дебиторской задолженности, значительная часть вполне может считаться безнадежной к получению, несмотря на то, что срок исковой давности еще не истек, а о ликвидации должника еще речь не идет. С другой стороны, методология создания таких резервов в некоторой степени позволяет предприятию по своему усмотрению формировать их в большем или меньшем размере и одни и те же расходы учитывать в разных отчетных периодах, уменьшая или увеличивая прибыль. Впрочем, на налоги это в 2014 г. это не повлияет, поскольку из п. 3.20 ст. 129 главы 14 Налогового кодекса исключены нормы, позволявшие отражать в составе внереализационных расходов для целей налогообложения сформированные резервы по сомнительным долгам.


Кто не спрятался, тот виноват

Практика показывает, что убытки могут возникнуть у многих субъектов хозяйствования отнюдь не по их вине и далеко не всегда свидетельствуют о повышении риска сокрытия доходов от налогообложения. Чтобы выяснить это, в аудиторской практике разработаны специальные методы контроля.

В соответствии с п.8 Правил аудиторской деятельности «Аудиторские процедуры, выполняемые в соответствии с оцененными рисками», утв. постановлением Минфина от 01.12.2010 № 147, при планировании аудиторских процедур необходимо учитывать такие факторы как значимость рисков существенного искажения информации на уровне предпосылок подготовки бухгалтерской (финансовой) отчетности, а также вероятность возникновения существенного искажения информации. В свою очередь, согласно п. 31 Правил аудиторской деятельности «Действия аудиторской организации при выявлении искажений бухгалтерской (финансовой) отчетности и фактов несоблюдения законодательства», утв. постановлением Минфина от 31.03.2006 № 33 (далее – Правила № 33), в ходе проведения аудита аудиторская организация может столкнуться с обстоятельствами, указывающими по отдельности или в совокупности на возможные существенные искажения бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица.

В п. 17 Правила № 33 (в ред. постановления Минфина 10.12.2013 № 78) определено, что фактор риска недобросовестных действий -- это событие или условие, которые указывают на мотивацию совершения недобросовестных действий, на давление, приводящее к совершению недобросовестных действий, или предоставляют возможность для совершения недобросовестных действий. При этом «мотивацию для совершения недобросовестных действий может создать наличие возможности получения значительных премий и поощрений при достижении определенных показателей финансово-хозяйственной деятельности. Давление на руководство аудируемого лица, приводящее к совершению недобросовестных действий, может возникнуть вследствие необходимости исполнения требований третьих лиц при получении дополнительного финансирования». Эти формулировки вполне наглядно раскрывают мотивацию руководства предприятий к искажению прибыли.

В приложении 3 к Правилам № 33 приводятся в качестве примера обстоятельства, указывающие на наличие недобросовестных действий: «противоречивые или недостающие доказательства, в том числе: необычные изменения в данных бухгалтерского баланса, либо изменения в динамике важнейших коэффициентов, или несоответствие взаимосвязей показателей, отраженных в бухгалтерской отчетности». При этом под недобросовестными действиями понимаются действия, совершенные обманным путем одним или несколькими лицами из числа представителей собственника, руководства, работников аудируемого лица и (или) иными лицами для извлечения незаконных выгод.

Согласно п.32 Правил № 33, если аудиторская организация сталкивается с обстоятельствами, указывающими на возможные существенные искажения бухгалтерской (финансовой) отчетности, ей необходимо выполнить соответствующие аудиторские процедуры для выявления таких искажений. При этом ставится вопрос о необходимости пересмотра оценки компонентов аудиторского риска, сделанной при планировании аудита, и определить целесообразность изменения характера, временных рамок и объема применяемых аудиторских процедур в зависимости от видов обнаруженных искажений, степени их существенности, риска появления других искажений в ходе аудита и риска их необнаружения.

На практике применение аудитором привычных аналитических процедур, таких, как горизонтальный и вертикальный анализ показателей бухгалтерской отчетности или расчет финансовых коэффициентов (рентабельности, ликвидности и т. п.), не всегда позволяет выявить недобросовестное составление отчетности. Поэтому в современной аудиторской практике применяются специальные процедуры, учитывающие взаимосвязи между различными элементами финансовой и нефинансовой информации организации и их динамика. Такие процедуры направлены, в первую очередь, на выявление признаков манипулирования прибылью и выручкой и позволяют довольно быстро получить представление о том, является ли финансовый результат деятельности проверяемого предприятия объективной реальностью или следствием манипуляций менеджеров и бухгалтерии.

Чистая математика

В современной ревизионной практике выработаны довольно точные математические методы определения вероятности манипулирования финансовыми результатами. При этом проводится специальный анализ данных бухгалтерской отчетности – баланса, отчета о прибылях и убытках и отчета о движении денежных средств.

Очевидно, что чистая прибыль (убыток), отраженная в финансовой отчетности, и сальдо денежных потоков от текущих операций должны быть тесно взаимосвязаны: если прибыль растет или падает, то аналогично будут изменяться и сальдированные денежные потоки от текущей деятельности. Прибыльное предприятие, у которого хронически нет денег или, наоборот, убыточное, но вполне обеспеченное оборотными средствами, выглядят странно, если не подозрительно. Таким образом, несоответствие «поведения» денежных потоков «поведению» финансового результата является достаточно надежным признаком наличия манипуляций с прибылью.

Для демонстрации взаимосвязи чистой прибыли (убытка) и сальдо денежного потока от текущих операций аудитором может использоваться коэффициент денежных средств, полученных от текущей деятельности, который определяется как отношение сальдо денежных потоков от текущих операций к чистой прибыли (убытку).

Простейшим и одновременно наиболее наглядным способом анализа является нанесение значений движения денежных потоков и чистой прибыли (убытка) за несколько отчетных периодов на график. Но если руководство организации намеренно исказит отчетность путем перераспределения денежных потоков между разделами отчета о движении денежных средств или внесения в отчет фиктивных значений, то такая аналитическая процедура может не дать ожидаемого результата.

Для выявления взаимосвязей между показателями баланса и отчета о прибылях и убытках может использоваться модель Бениша (или M-score), предложенная профессором Мессодом Д. Бенишем в 1999 г. Она построена на основе исследования финансовых данных организаций, уличенных в манипулировании бухгалтерской отчетностью, и состоит в расчете восьми индексов (таблица 1), и получении на их основе сводного индекса M-score по следующей формуле:

M-score = -4,48 + DSRI x 0,920 + GMI x 0,528 + AQI x 0,404 + SGI x 0,892 + DEPI x 0,115 – SGAI x 0,172 + TATA x 4,679 – LVGI x 0,327.

Исследования Бениша показали, что значение сводного индекса M-score для организаций, манипулировавших прибылью, превышает минус 2,22. То есть значение индекса менее этого порога свидетельствует об отсутствии манипуляций, а больше – о возможном их наличии.

Таблица. Индексы, необходимые для расчета сводного индекса M-score, и порядок их расчета

Примечания:

тг – текущий год

пг – прошлый год

Δ СОС – (Оборотные активы тг - + Краткоср. обязательства тг) - (Оборотные активы пг - + Краткоср. обязательства пг)

Δ ДС -- Денежные средства тг - Денежные средства пг

Δ НП – Задолженность по налогу на прибыль тг -- Задолженность по налогу на прибыль пг

Δ КЧДЗ – Краткосрочная часть долгосрочных кредитов и займов тг -- Краткосрочная часть долгосрочных кредитов и займов пг

В 2011 г. было опубликовано исследование М. Л. Роксас, которое позволило при расчете сводного индекса M-score сократить число промежуточных индексов до пяти:

M-score = -6,065 + DSRI x 0,823 + GMI x 0,906 + AQI x 0,593 + SGI x 0,717 + DEP x 0,107.

Значение сводного индекса M-score для компаний, манипулирующих прибылью, в пятифакторной модели превышает -2,76. Сами индексы в модели также имеют прикладное значение и могут указывать на области потенциальных манипуляций. Для них рассчитаны «нормативные» значения, которые могут варьироваться в зависимости от отрасли и иных характеристик рассматриваемых организаций.

На практике применяется следующий подход к оценке значений индексов. Рассчитанное значение индекса больше единицы свидетельствует о потенциальных манипуляциях для указанных в таблице индексов:

Рассчитанное значение индекса меньше единицы свидетельствует о потенциальных манипуляциях для индекса финансовой зависимости (LI or LVGI). Рассчитанное значение индекса больше нуля свидетельствует о потенциальных манипуляциях для индекса начисления к активам (TATA).

К сожалению, метод Бениша тестировался только на отчетности публичных американских компаний, завышавших бухгалтерскую прибыль. Поэтому для его применения в белорусских условиях, тем более, для непубличных организаций, требуется специальное исследование для установления порога возможных манипуляций.

При проведении аналитических процедур важны не только сравнение выручки в отчетном и предшествующих периодах с плановыми значениями и анализ структуры доходов. Полезно также соотнесение отчетных данных о росте выручки с нефинансовыми показателями прямо влияющими на ее рост. Например, для розничной торговли такими показателями могут быть количество магазинов или площадь торговых залов, для телекоммуникационной компании – число пользователей услуг или территориальный охват и т. д. Поэтому для проверяющих так важно изучение отрасли, в которой функционирует аудируемое лицо, что позволит определить показатели, влияющие на выручку. Рекомендации по этому аспекту даны в Правилах аудиторской деятельности «Понимание деятельности, системы внутреннего контроля аудируемого лица и оценка риска существенного искажения бухгалтерской (финансовой) отчетности», утв. постановлением Минфина от 29.12.2008 № 203.

Современные исследования свидетельствуют о том, что разница в динамике выручки и нефинансовых показателей, для организаций, манипулирующих выручкой, значительно вышек, чем у тех, кто представляет достоверную отчетность.

В заключение отметим, что отрицательные финансовые результаты могут служить основанием для сомнения в способности организации продолжать осуществлять непрерывную деятельность.

Такое сомнение, в соответствии с п. 8 Правил аудиторской деятельности «Допущение о непрерывности деятельности аудируемого лица», утв. постановление Минфина от 28.03.2003 № 45, должно возникнуть у аудиторской организациии при наличии у аудируемого лица финансовых условных фактов, среди которых названы неблагоприятные значения основных финансовых коэффициентов, значительные убытки от основной деятельности, задолженность по выплате или прекращение выплаты дивидендов, значительный рост просроченной дебиторской и (или) кредиторской задолженностей и неспособность погашать ее (их) в установленные сроки, неспособность обеспечения финансирования на развитие деятельности или получения других необходимых инвестиций т т.п., т.е. данные, прямо и косвенно связанные с финансовыми результатами.

В случае выявления таких фактов после выполнения необходимых процедур, сбора всей требуемой информации, рассмотрения влияния планов руководства и других принятых мер аудиторской организации необходимо сделать выводы, касающиеся способности аудируемого лица продолжать свою деятельность непрерывно. Информация о наличии существенной неопределенности в отношении способности аудируемого лица продолжать свою деятельность непрерывно и выполненных в связи с этим дополнительных аудиторских процедурах, а также сделанные в результате их проведения выводы должны найти отражение в рабочей документации и в аудиторском заключении.


Леонид ФРИДКИН

12.04.2014 ЭГ № 30/2014

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com