ТАКСОФРЕНИЯ-10: Глыба союзного значения


На прошлой неделе глава Минэкономразвития РФ Максим Орешкин порадовал публику сообщением о том, что принципиальные разногласия Москвы и Минска по сотрудничеству в рамках Союзного государства сняты. Осталось лишь обеспечить гармонизацию законодательства. Работа предстоит большая, предупредил г-н Орешкин: "например, единый налоговый кодекс – вопрос-глыба, который нужно будет сдвинуть".

Глыба, действительно, серьезная. Прежде всего, из-за различий в структуре и размерах экономик и фискального бремени двух стран. Например, по официальным данным налоговая нагрузка в Беларуси составляет 25,9% к ВВП, в России – 32,7%, а без учета нефтегазовых налогов – 23,7% ВВП. По оценке МВФ налоговая нагрузка в Беларуси составляет 41,7% к ВВП (с учетом отчислений на социальное страхование), а в России – 33,3%. При этом в основных направлениях бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики РФ на 2020–2022 гг. предусмотрено, что в ближайшие 3 года налоговая политика и нагрузка России меняться не будут. У нас же, принимая нынешний Налоговый кодекс, власти обещали в ближайшее время создать новый, получше, но налоговую нагрузку тоже снижать не намерены. Пока же в кулуарах «гуляет» проект указа, которым на 2020 г. просто индексируются ставки акцизов и имущественных налогов, вычетов и лимитов выручки для «упрощенки».

Окажется ли полезной для бизнеса унификация налогового законодательства? Будет ли это нечто новое или подгонка под российский образец? Ведь В рейтинге Всемирного банка Doing Business-2019 в номинации «налогообложение» Россия занимает 53 место, а Беларусь – только 99. В обеих странах ВБ насчитал равное количество платежей – по 7 в год. Опередить нас россиянам удалось лишь за счет более низкой налоговой нагрузки на прибыль – 46,3% против 53,3% и немного меньшего времени на составление отчетности (168 часа против 184). А вот возиться с возвратом НДС нашим соседям приходится в 1,5 больше – 73,14 балла против 50. При этом как наши, так и российские бизнесмены налогами недовольны, особенно – их размером.

Дело здесь не в ставках. Уравнять их по основным налогам относительно несложно, тем более, что по НДС, налогам на прибыль организаций и доходам физлиц они и так одинаковые. Сложнее с акцизами. Унификация их ставок способна буквально уничтожить белорусских производителей алкоголя, сигарет и бензина, а, следовательно – отечественного бюджета.

Сложнее всего преодолеть структурные различия бюджетно-налоговых систем. В Беларуси бюджет и, соответственно, налоги имеют 2 уровня – республиканский и местный. Всего у нас насчитывается 16 республиканских налогов (НДС, акцизы, налог на прибыль, налог на доходы иностранных организаций, подоходный налог с физических лиц, налог на недвижимость, земельный и экологический налоги, налог за добычу (изъятие) природных ресурсов, оффшорный, гербовый, консульский и утилизационный сборы, госпошлина, патентные пошлины, таможенные пошлины и сборы) и 3 местных (налог за владение собаками, курортный сбор и сбор с заготовителей).

В России существует 3-уровневая налоговая система для наполнения федерального, региональных и местных бюджетов. Там имеется 14 налогов, в т.ч. 8 федеральных (НДС, налог на доходы физлиц; акцизы, налог на прибыль, сборы за пользование объектами животного мира и объектами водных биоресурсов; водный налог, налог на добычу полезных ископаемых, госпошлины), 3 региональных (транспортный, налоги на игорный бизнес и на имущество организаций) и 3 местных (земельный налог, налог на имущество физических лиц и торговый сбор). При этом ряд платежей, считающихся у нас республиканскими сборами, в России классифицируется как «неналоговые платежи» и занимают около 1% бюджета.

Кроме того, в России имеется 5 специальных режимов налогообложения (УСН, ЕНВД, раздел продукции, единый сельхозналог и патент) и одна экспериментальная – для самозанятых. У нас же только в кодексе числятся 9 особых режимов, а если добавить тех же самозанятых, ПВТ, парк «Великий камень», Оршанский район, налогообложение для сельской местности и малых городов – все 15. Но и в РФ имеются «территории опережающего социально-экономического развития», а также специальные административные районы (острова Русский в Приморском крае и Октябрьский в Калининградской области). Придется как-то определяться со статусом таких «внутренних оффшоров». Между тем у нас правила их существования регламентируются не кодексом, а указами и декретами президента. Как и множество других налоговых нюансов, которые россияне привыкли видеть только в кодексе. Это тоже затруднит работу с «вопросом-глыбой».

Правила даже сходных спецрежимов порой существенно отличаются. Например, для применения «упрощенки» в РФ нужно, чтобы среднесписочная численность работников не превышала 100 человек, остаточная стоимость амортизируемых основных средств –150 млн руб., а доходы за 9 месяцев – 112,5 млн руб. Наши предприниматели мечтают о повышении лимита выручки, но не в восторге от ставок (6% с доходов или 15% с разницы между доходами и расходами). Весьма привлекательно выглядят российские региональные льготы по имущественным налогам, но соседский опыт определения налоговой базы по кадастровой стоимости не внушает доверия.

Значительную часть глыбы составляют различия в правилах определения налоговой базы, в т.ч. по составу затрат для расчета налога на прибыль (который в РФ более детализирован), внереализационных доходов и расходов, льгот, вычетов и т.п. Замечу, что как белорусские, так и российские правила в этой сфере далеки от совершенства. Так что есть шанс в едином кодексе исправить некоторые неясности, и ляпсусы, в т.ч. с подтверждением нулевой ставки НДС во взаимной торговле, убрать часть отсылочных норм.

Особый вопрос – контроль и проверки. Кое-что в этой сфере уже сделано. В обеих странах работают механизмы администрирования налоговых и таможенных платежей, онлайн-контроля розничных продажах с помощью специальной контрольно-кассовой техники. Почти синхронно внедряются системы прослеживаемости, т.е. контроля за производством и оборотом ряда товаров. Но Россия намного опережает нас в принятии мер по деоффшоризации в рамках реализации глобального плана BEPS. Россия участвует в международных соглашениях по автоматическому обмену налоговой информацией, в многосторонней Конвенции по выполнению мер, относящихся к налоговым соглашениям, в целях противодействия размыванию налоговой базы и выводу прибыли из-под налогообложения. Беларуси рано или поздно все равно придется внедрять аналогичные нормы. Однако, если в РФ уже наработана определенная правоприменительная практика, то нам еще только предстоит ее создавать.

Говорят, изваять скульптуру просто: надо лишь взять глыбу камня и отсечь от нее все лишнее. У создателей союзного НК задача будет посложнее. Глыбы-то сразу две — белорусская и российская. И то, что кажется лишним обладателям одной глыбы, может быть жизненно важным другой стороне, и наоборот. Так что с преодолением, отсечением, а заодно – добавлением чего-то, придется поработать. Тем более, что результат будет не стоять на постаменте, а лежать на плечах налогоплательщиков двух стран…






Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com