НОВЫЕ РИСКИ СТАРЫХ СХЕМ


Поклонники догмы «разрешено все, что не запрещено» продолжают расплачиваться за свою наивность, пополняя коллекцию практики применения пункта 4 статьи 33 НК. На этот раз речь пойдет о популярной схеме, при которой товар на бумаге перемещается через несколько посреднических звеньев, а физически – от первого поставщика прямо к конечному потребителю. Такие схемы относительно просто создать, но и выявлять несложно – особенно с инструментом, способным путешествовать во времени.

Один из таких случаев увековечен в постановлении Верховного Суда по поводу попыток ООО «М» оспорить решение управления ДФР Комитета госконтроля.

Спор возник по результатам проведенной в 2020 г. внеплановой проверки правильности исчисления и уплаты налогов ООО «М» по взаимоотношениям с российскими компаниями ООО «Т», ООО «О» и ИП В. за период с 01.03.2016 г. по 31.12.2019 г.

По мнению проверяющих в 2016-2019 гг. в бухгалтерский учет общества помещались документы по реализации российским контрагентам товара, который фактически напрямую направлялся конечному покупателю. Фактически товар, грузоотправителем которого значилось ООО «М», никогда не доставлялся по адресу местонахождения ООО «Т», ООО «О», ИП В. Отметка о получении товара от имени указанных субъектов проставлялась уже после доставки и возврата комплекта документов. При этом директором и учредителем как белорусского, так и двух российских ООО был один и тот же человек – В. При этом при оформлении товаросопроводительных документов в адрес указанных субъектов хозяйствования ООО «М» проставлялась цена товара, сформированная с минимальной торговой наценкой. Между тем отгрузку товара от ООО «Т», ООО «О», ИП В. в адрес фактических покупателей оформляли курьерские фирмы «С» и «Б», но с указанием цены с действительной наценкой, заявленной на сайте «Trikotazh.by».

Такая схема, по мнению органа финансовых расследований, позволяла обществу формировать торговую наценку так, чтобы минимизировать совокупную сумму налогов, уплаченных всеми участниками цепочки по продаже товаров в связи с применением резидентами РФ упрощенной системы налогообложения.

Поэтому контролеры решили, что целью создания ООО «Т» и «О», ИП В., как и документального оформления сделок с ними было прикрытие деятельности ООО «М», не отвечавшей условиям применения УСН, для получения необоснованных налоговых преимуществ, предусмотренных таким режимом. Кроме того, контролеры сочли, что общество неправомерно применяло нулевую ставку НДС при поставках товара подконтрольным российским субъектам.

В итоге контролеры, ссылаясь на п. 4 ст. 33 НК, произвели корректировку налоговой базы по НДС, налогу на прибыль. При этом обороты ООО «Т», «О», ИП В., полученные от реализации товаров, были признаны доходом ООО «М» и включены в его налогооблагаемую базу по налогу на прибыль и НДС – исходя из подлинного экономического содержания документально оформленных сделок с указанными субъектами хозяйствования.

ООО «М» попыталось обжаловать выводы проверяющих, которые, по мнению общества, не подтверждались соответствующими доказательствами, а также оспорить применение положений п. 4 ст. 33 НК к отношениям, возникшим до введения указанной нормы в кодекс. Кроме того, ООО сочло неправомерным внесение органом финансовых расследований изменений и дополнений в акт внеплановой проверки после окончания проверки и принятие по нему решения. Действительно, что в первоначальный акт от 14.10.2020 г. трижды вносились изменения: 24.11.2020 г., 05.01.2021 г. и 12.01.2021 г. Сначала контролеры доначислили обществу 326,8 тыс. рублей, в т.ч. 289,5 тыс. налогов и 37,3 тыс. пени. Но потом проверяющие еще раз внесли изменения в июне 2021 с указанием на уменьшение разницы между суммой налоговых вычетов и общей суммой НДС по реализации в общей сумме 535,8 тыс. рублей. Впрочем, этот пункт жалобы сразу отметался, поскольку такие изменения вполне допускаются п. 65 главы 8 Положения о порядке организации и проведения проверок, утв. указом от 16.10.2009 № 510.

Аргументы компании были тщетны. Все судебные инстанции по очереди согласились, что совокупность собранных сотрудниками ДФР доказательств подтверждается вывод о том, что основной целью заключения сделок между заявителем - ООО "М" и ее российскими партнерами являлась минимизация налоговых обязательств в результате необоснованного применения НДС по ставке 0%, искусственного создания видимости взаимоотношений с подконтрольными субъектами хозяйствования, не осуществлявшими самостоятельной предпринимательской деятельности, использования этих лиц для прикрытия деятельности самого общества. Об этом, по мнению контролеров и судов убедительно свидетельствовало то, что все три ООО и ИП В. осуществляли один вид деятельности, бухучет и управление (кадры, заключение договоров, юридическое сопровождение и др.) всеми компаниями осуществлялись в одних и те же помещениях одними и теми же людьми, руководители и учредители были аффилированными лицами, а у подконтрольных субъектов РФ отсутствовали достаточные для управления кадровые ресурсы.

Всего перечисленного хватило, чтобы убедить суды всех инстанций в том, что основной целью совершения хозяйственных операций общества с ООО «Т», ООО «О», ИП В. явилось использование бизнес-структуры, позволяющей получать всеми её участниками налоговые преимущества за счет средств бюджета при отсутствии признаков реального осуществления предпринимательской деятельности каждым из перечисленных субъектов хозяйствования.

Заверения представителей ООО «М» о наличии у их бизнес-схемы иных целей, например, снижение стоимости доставки товара до конечного потребителя, предоставление покупателям-физлицам возможности оплачивать покупку при получении посылки с максимальной выгодой и действенным механизмом возврата денег и т.п., показались судьям неубедительными. Они остались при мнении, что получение необоснованных налоговых преимуществ самим обществом не может быть обусловлено экономической выгодой для третьих лиц, а потому имеются все основания для корректировки налоговой базы компании.

Право на применение нулевой ставки НДС по экспортным операциям тоже не получилось отстоять. В ходе проверки было установлено, что согласно отраженным в бухучете первичным учетным документам продажу и доставку товара потребителям-физическим лицам осуществляло само ООО «М», а не его контрагенты. При этом не были выполнены условия для применения нулевой ставки НДС, предусмотренные подп. 2.3 п. 2 ст. 35, подп. 1.1 п. 1 ст. 115, абз. 2 подп. 1.1 и подп. 1.2 п. 1 ст. 116, п. 1 ст. 122 НК, в т.ч. устанавливающих перечень документов при экспорте продукции физическим лицам для применения пониженных налоговых ставок.

Не удалось ООО «М» доказать, что на сумму корректировки его налоговых обязательств должен был повлиять факт реализации товаров на основании договоров не только купли-продажи, но и комиссии. В суде указали, что в обороты по реализации товаров включена только выручка, полученная российскими субъектами хозяйствования. При этом НДС, исчисленный ООО «М», уменьшался на суммы налогов, уплаченных ООО «Т», ООО «О», ИП В. в России.

В заключение, суд в очередной раз напомнил, что контролеры вправе пользоваться нормами п.п. 4 и 5 статьи 33 НК для корректировки налоговой базы проверяемого субъекта. Ведь хотя эти нормы и появились в Налоговом кодексе лишь с 1 января 2019 г., в п. 15 ст. 4 Закона от 30.12.2018 №159-З специально оговорено, что они применимы к проверкам, назначенным после этой даты. А нормы части 2 п.4 ст. 74 НК позволяют проводить некоторые проверки не только за 5 предшествующих лет, но вообще за любой период – хоть юрский или триасовый.

***

Некоторые наши бизнесмены, несмотря на все предупреждения, все еще не верят в безграничные возможности отечественного законодательства, пока не удостоверятся в них на личном горьком опыте. Между тем, контрольная «машина времени» неоднократно демонстрировала способность извлечь поводы для пополнения бюджета из сколь угодно далекого прошлого. При этом белорусские контролирующие органы научились уверенно вылавливать схемы ухода от налогов по признакам, давно известными как по зарубежным методичкам, так и по ряду публикаций (в т.ч. здесь). Так что тем, кто сам или с помощью всяких консультантов сочинял когда-то всяческие схемы, основанные на отсутствии на момент сочинения формальных запретов, есть о чем беспокоиться…

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью