ХРОНИКИ ОСНОВНОЙ ЦЕЛИ - 18 : 15


Схема «ИП на упрощенке вместо штатного работника» все еще не сходит с первых строк в чартах налоговых проверок. Для этого у нее, с точки зрения проверяющих, есть все достоинства: легко обнаруживается, неопровержимо доказывается и хорошо принимается во всех судебных инстанциях. А потому этот «хит» регулярно звучит в материалах проверок.

Рассмотрим еще один пример из судебной практики (дело от 06.04.2022 №155ЭАП21154). Он примечателен исключительно подробным и наглядным изложением признаков помянутой схемы и доказательств ее использования для уклонения от налогов.

В ходе внеплановой проверки ООО налоговики обнаружили массовый переход штатных работников в ИП, применяющих упрощенную систему налогообложения. Договора с ними обеспечивали основную деятельность общества (производство, установка окон, дверей) по всем позициям: от замерщиков, монтажников, технологов, до маркетологов, сметчика и даже операторов колл-центра. Разумеется, проверяющие сочли, что целью таких сделок было получение необоснованной налоговой выгоды – занижение налоговой базы по подоходному налогу – путем формальной подмены трудовых отношений гражданско-правовыми. А потому, ссылаясь на п. 4 ст. 33 НК, проверяющие доначислили компании 462,7 тыс. руб., в т.ч. 380,9 тыс. налогов и 81,8 тыс. пени.

Представители ООО с таким решением не согласились и обратились в суд. Там они пыталось доказать, что выводы проверяющих неправомерны, действия налоговиков являются необоснованным вмешательством в деятельность субъекта хозяйствования, а также нарушают принципы добросовестности и разумности.

15 аргументов проверяемых:

граждане самостоятельно принимали решения о госрегистрации в качестве ИП, выбирали систему налогообложения, разрешенную законодательством (УСН) и платили налоги со своих доходов;

нет нарушений в части госрегистрации ИП, их постановки на налоговый учет;

виды деятельности, осуществляемые ИП, заключавшими с обществом гражданско-правовые договоры, относятся к предпринимательской деятельности;

договоры между ООО и ИП заключены в установленном порядке на определенный в договоре срок, недействительными не признавались;

трудовые договоры с физлицами-ИП отсутствуют, а потому нет и объекта обложения подоходным налогом;

привлечение к выполнению работ (оказанию услуг) ИП за пределами Минска позволяло ООО территориально охватить более широкую зону обслуживания в самых отдалённых городах республики и в сельской местности;

при выполнении работ (оказании услуг) ИП использовали собственный транспорт и инструменты, сами платили налоги и взносы в ФСЗН. Это входило в стоимость оказываемых ими услуг, поэтому ИП платили больше, чем штатным работникам;

использование ИП оборудования, номеров мобильной связи, зарегистрированных на ООО, обусловлено необходимостью защиты корпоративных данных и коммерческой информации, а также контроля за фактическим временем оказания услуг;

место оказания услуг не является существенным условием договора возмездного оказания услуг;

факты использования ИП бланков первичных учетных документов и штампа организации не свидетельствует о подмене трудовых отношений гражданско-правовыми;

не доказано ни одного случая установления контроля компанией либо ее должностных лиц за деятельностью ИП, что не дает повод усомниться в их самостоятельности;

перевод сотрудников с трудовых на гражданско-правовые договоры обусловлен сезонностью работ;

не обоснован вывод налогового органа о том, что все полученные ИП деньги за выполненную работу расходовались ими на собственные нужды, а не на ведение и развитие предпринимательской деятельности;

при оценке взаимоотношений заявителя с конкретными ИП налоговый орган выборочно ссылается на совокупность нескольких обстоятельств, могущих свидетельствовать о подмене трудовых отношений, а отдельные факты и обстоятельства либо не упоминаются, либо искажаются.

18 аргументов проверяющих:

регистрация физических лиц в качестве ИП производилась по просьбе руководителей ООО либо в качестве условия приема на работу;

гражданско-правовые договора заключались непосредственно после регистрации физлиц в качестве ИП, при этом трудовые договора с отдельными физическими лицами расторгались;

заключенные ООО договоры с ИП, составленные самим обществом, были идентичны по форме и содержанию (кроме вида оказываемых услуг);

существенные условия договоров о характере оказываемых услуг, их периодичности, объеме, размере вознаграждения, сроках выполнения и т.д. носили отсылочный характер;

договоры с ИП заключались не для выполнения определенной работы (оказания услуги), а на календарный год и пролонгировались на следующий год;

в договорах предусматривалось личное выполнение работ, без привлечения субподрядчиков;

расчетные счета все ИП открывали в одном банке;

запросы в системе «Клиент Банк» и на портал МНС производились через один и тот же IP-адрес;

большинство ИП не выполняли работы (услуги) для других субъектов хозяйствования в период взаимоотношений с ООО;

после прекращения договорных отношений с ООО большинство ИП в дальнейшем предпринимательскую деятельность не осуществляли;

в штате ООО имелись сотрудники в должностях, предусматривающих выполнение работ, которые выполняли лица, привлекаемые в качестве ИП;

предметом заключенных договоров являлся процесс выполнения работ (оказания услуг) на протяжении длительного периода, что характерно для трудовых отношений;

у ИП не было расходов на приобретение или аренду помещений, оборудования, инструментов для оказания услуг – все это компания предоставляла им безвозмездно;

в бухучете ООО отражена передача ИП средств связи (сотовых телефонов, модемов) и других материалов, отдельные ИП использовали мобильную связь с номерами телефонов, зарегистрированных за ООО;

ИП использовали бланки первичных учетных документов, доверенностей и штампов ООО;

денежные средства ИП перечислялись в виде регулярных выплат, что характерно для трудовых отношений;

оплата ИП за выполненные работы (оказанные услуги) производилась с нарушением сроков, установленных договорами, но претензий к ООО за это никто не предъявлял;

оплата ИП за оказанные услуги производилась по устной договоренности с директором ООО, исходя из количества отработанных часов, что свойственно для трудовых отношений.

Часть доводов компании была признана судом не имеющими отношения к делу, а часть – просто не соответствующими действительности. Так, сезонность работ не подтверждается анализом динамики выручки.

В придачу были предъявлены и некоторые особые обстоятельства. Так, иногда объем фактически оказываемых ИП работ (услуг) существенно превышал перечень, оговоренный в договорах. Это подтверждалось содержанием доверенностей, выданных ООО ипэшникам, дававшим им право на подписание от имени общества актов, товарно-транспортных документов, на прием денежных средств от физлиц за выполненную работу и т.д.

Сдавали своего нанимателя и сами ИП. Например, один из них сообщил налоговикам, что предлагал директору ООО заключить с ним трудовой договор с оговоренной зарплатой, но получил отказ «в связи с высокими налогами». Другие ИП признавали, что конкретный вид работы (услуги), её характер, объем, порядок выполнения, а также все возникающие в дальнейшем вопросы согласовывались с руководителем или иными должностными лицами ООО, указания которых были обязательны. Объем работ (услуг), их цена и конечная стоимость, отраженные в актах сдачи-приемки, также согласовывались с руководством ООО. Все это тоже сыграло роль в итогах проверки и решениях судов.

Представители ООО утверждали, что 10 из сотрудничавших с компанией ИП оказывали услуги и иным субъектам хозяйствования. Но суд не счел этот аргумент убедительным, поскольку при выявлении оснований для применения п. 4 ст. 33 НК анализу и оценке подлежат действия самого проверяемого плательщика, а не третьих лиц. При этом направленность таких действий на незаконную минимизацию своих обязательств определяется с учетом применяемой плательщиком бизнес-модели как самостоятельной предпринимательской деятельности, не зависящей от волеизъявления его контрагентов.

Зато доводы налоговиков суды всех инстанций сочли вполне достаточными, хотя некоторые из них выглядят довольно спорно. Ведь ни одно из обстоятельств, использованных против проверяемой компании, само по себе законодательством не запрещено.

В постановлении ВС отмечается, что привлечение ООО индивидуальных предпринимателей для обеспечения всего непрерывного и последовательного комплекса взаимосвязанных работ, составляющих деятельность заявителя, и работа этих ИП под руководством и контролем должностных лиц ООО, с использованием материальных ресурсов, первичных учетных документов общества, позиционирование ИП не как самостоятельных субъектов хозяйствования, а работающих от лица ООО, свидетельствует в совокупности о направленности действий общества на создание схемы получения необоснованной экономической выгоды в виде неполной уплаты в бюджет налогов.

Еще один важный момент. На проверяемом ООО перевод штатных работников в статус ИП начался примерно в одно и то же время – начиная с 2016 года. Помнится, тогда схема «заменим работников на ИП с упрощенкой и сэкономим на подоходном и ФСЗН» была очень популярна. И рекламировалась едва ли не на всех медиа-углах – как совершенно безопасная и эффективная. Впрочем, в данном случае применение схемы продолжалось и после 1 января 2019 года. Хотя тогда уже было ясно, что доктрина «основной цели», заложенная в п.4 ст. 33 НК и применяемая задним числом, не оставит от такой схемы камня на камне, причем без всяких ограничений во времени. Но иные компании и не подумали перестраивать свои бизнес-процессы и избавляться от компрометирующих прошлых "хвостов", несмотря все предупреждения и сигналы. В итоге сами становятся примерами горького опыта...

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью