Вера движет диалог, а надежда любит верить


Заседания клуба директоров, проводимые БСПН им. Кунявского, всегда служили хорошим индикатором настроений белорусского делового сообщества. После долгого перерыва такая встреча состоялась 3 февраля с участием не только БСПН, но и представителей других уцелевших бизнес-союзов – МССПиР, РСПП и БНПА. Можно сказать, что в этом формате индикатор тоже функционирует, добросовестно показывая, что случилось с экономикой и предпринимателями за последние 2 года.

Don’t Look Up

На первый взгляд, все, как всегда. Диалог государства и бизнеса продолжается. Первое излучает оптимизм, второго беспокоит ряд макро- и микроэкономических проблем: есть ли какие-то шансы обуздать инфляцию до прогнозного уровня, как преодолеть спад потребления и инвестиций, особенно в частном секторе, как облегчить налоговое, контрольное и административное бремя и получить какие-нибудь поблажки.

Представители Минэкономики и Нацбанка заверили собравшихся, что дела идут как нельзя лучше. Экономика и экспорт растут, ситуация на валютном рынке стабильна. К сожалению, экспортные достижения не очень впечатляют малый бизнес, ориентированный в основном на внутренний рынок. Конечно, приятно сознавать, что экспорт вырос аж на 36,7%, но его объем до уровня 2011-2012 гг. так и не дотянул. К тому же основные достижения в этой сфере на счету нескольких государственных гигантов, причем самые важные экспортные статьи теперь спрятаны от досужей публики.

Гораздо больше предпринимателей беспокоит инфляция, которая в прошлом году вдвое превысила годовой прогноз, несмотря на стабильность рубля. Чиновники уверяют, что такая неприятность наполовину импортирована и вообще, такой уж нынче всеобщий тренд. Действительно, в России инфляция достигла в прошлом году 8,4%, в Польше – 8,6%, в Литве – 7,9% и даже в США – 7%. Причин тут множество: ФРС и ЕЦБ со своей мягкой денежно-кредитной политикой залили рынки долларами и евро, мировые цены на продовольствие, энергоносители и металлы зашкаливают, а глобальная логистика из-за пандемии вообще отбилась от рук. Зато лично у нас для инфляции никаких предпосылок: денежная масса растет по минимуму, лишних кредитов не раздают, а цены на социально-значимые товары под бдительным присмотром государства.

Наполовину импортированная» инфляция проявляется весьма своеобразно. Пока средние цены импорта выросли на 21,5%, по экспорту они увеличились на 23,4%, причем товарная масса экспорта возросла на 11,8%, а импорта – лишь на 5,5%. При этом привозные бананы подорожали за год всего на 13%, цены на чай и кофе практически не изменились, а картошка и свекла почему-то подорожали в 1,7 раза, морковь и лук – в 1,5 раза, а на капусту – в 2,8 раза, не говоря уже о стройматериалах. Разумеется, все это мелочи, не стоящие внимания.

Даже в росте индекса цен промышленной продукции (14,3%, в т.ч. на инвестиционные товары – на 18,5%, промежуточные – 19%, потребительские – на 7,3%) чиновники ничего опасного не видят. Дескать, этот показатель толкают вверх экспортные цены, а потому он на внутренний рынок напрямую не влияет. Этот тезис выглядит несколько странно рядом с уверениями о внешних факторах раскручивания инфляции, но начальству виднее. Естественно, рост налогов, включая ставки НДС на ряд потребительских товаров, господдержка госсектора, увеличение отдельных бюджетных расходов и прочие нюансы на инфляцию, тоже никак не влияют.

Предприниматели, привычные к периодическому раскручиванию девальвационно-инфляционной спирали, не возражали – ежели во всем виноваты глобальные тренды, так тому и быть. Никто даже не посетовал на возвращение многих мер государственного ценового регулирования, против которого те же бизнес-союзы так боролись в недавнем прошлом.

The Big Short

Приятно знать, что у нас инфляция не хуже, чем у других. Жаль того же нельзя сказать о темпах роста ВВП. Они у белорусской экономики в прошлом году были вдвое ниже не только среднемировых, но и стран с развитой экономикой. И будут в 1,5 – 2 раз ниже в ближайшие пару лет, если сбудутся прогнозы как нашего правительства, так и Всемирного банка. То есть, Беларусь будет с каждым годом все больше и больше отставать в экономическом развитии от всего мира, развитых стран и даже многих коллег по группе emerging markets. А вот как наверстать это оставание, чтобы выполнить хотя бы план пятилетки? Тревожный сигнал № 1 – прошлогодний спад инвестиций в основной капитал на 5,6% к уровню 2020 г. (при прогнозе на год +2%) до 17,4% ВВП вместо запланированных 21,3 – 21,7%.

Второй сигнал – розничный товарооборот вырос за год всего на 1,6% – на треть меньше, чем годом ранее. И это несмотря на рост номинальной начисленной зарплаты на 14,4% и реальной – на 4,6%. Впрочем, хотя заработки по-прежнему растут быстрее производительности труда, темпы роста реальных располагаемых денежных доходов населения в 2021 г. оказались почти в 2,5 раза меньше, чем в 2020-м.

Еще один деликатный вопрос – что делать с безработицей и утечкой трудовых ресурсов, официальный масштаб которых как-то не совпадает с ощущениями бизнеса. Так, по данным Белстата численность занятых в экономике в декабре 2021 г. составила 4257,2 тыс. человек. То есть, за прошлый год число занятых уменьшилось на 46,1 тыс. человек. Для сравнения – в 2019 сокращение составило 10 тысяч, в 2020-м – на 28,9 тыс. В то же время с октября 2019 по октябрь 2021 г. численность пенсионеров в стране уменьшилась на 96,3 тыс. Захромала и демография бизнеса: число регистраций и ликвидаций почти одинаково, а ряды малых и микроорганизаций явно редеют.

Внятного отклика на эту проблему от команды официальных гостей тоже не последовало. Остается удовольствоваться советом ориентироваться на интересы и показатели своей компании и рыночной ниши, не заморачиваясь на всякие макроэкономические страшилки. Типа, не смотри вверх – мало ли что там летает…

Margin call

Иногда кажется, что бюджету сверхплановая инфляция даже выгодна. Инфляционный «налог», который, кряхтя, платят бизнес и население, гарантирует казне опережение рублевого роста доходов над расходами. Так, в прошлом году доходы бюджета сектора госуправления составили 102,3% уточненного годового плана, а расходы – только 97%. Это в значительной мере помогло сократить дефицит бюджета до 860 млн. вместо 2,5 млрд по уточненному плану или 4,5 – 6 млрд по первоначальному. На этот год дефицит бюджета запланирован в размере 2,8 млрд рублей, но с его покрытием Минфин надеется управиться без особых затруднений.

Гораздо сложнее ситуация с государственным долгом. В ближайшие 5 лет придется ежегодно платить $ 2,5-3 млрд – сумма немалая и при более благоприятных обстоятельствах. Теперь, когда страна лишилась выхода на мировые финансовые рынки, рефинансировать внешний долг почти нереально. В придачу бюджету грозят немалые потери из-за санкций и завершения в России налогового маневра. Остается уповать на мобилизацию внутренних источников. Возможно, придется сокращать некоторые госрасходы (угадайте, какие). Также замминистра финансов Д.Кийко пообещал отмену неэффективных льгот и повышение налогов – но так, чтобы не лишать оборотных средств реальный сектор.

Отмена льгот, как мы уже видим, пока затрагивает в основном большую часть населения. Так, сотням тысяч граждан придется с этого года платить налог на недвижимость с единственной квартиры, десятки тысяч ИП лишаются права применять упрощенную систему налогообложения уже сейчас, а в следующем году это коснется их всех. Пока неясно, что сулит введение налога на профессиональный доход – перечень видов деятельности, для этого режима появится в лучшем случае к осени. Усиление контроля за соответствием доходов и расходов в перспективе может повлечь массовые доплаты подоходного налога.

Важная деталь: если стандартная ставка этого налога – 13%, то для ИП она составляет 16%, для всяких нарушителей – 20%. А еще есть 6% для ИП, развивающих торговлю и бытуслуги на селе, 4% по выигрышам в казино. По сути у нас уже фактически состоялась замена «плоской» шкалы ставок на «квазипрогрессивную». Только дифференциация сделана не по размеру доходов, а «точечно» – по заслугам и проступкам. Неудивительно, что так быстро завяла дискуссия о введении «налога на богатство». Такой налог был бы непозволительной роскошью в стране, где зарплатой свыше 5 тыс. рублей могут похвастаться всего 1,65 работников, а доходы от предпринимательской деятельности и собственности едва превышают 10% общих доходов населения. Гораздо эффективнее обложить по максимуму бедных. С каждого лично особого прибытка казне нет, но поскольку бедных у нас много, в сумме кое-какой навар получается. Оборотка госсектора сохранится, а бюджет пополнится. К тому же, деваться бедным некуда, консультации по оптимизации налогов им не по карману. В придачу, цифровизация открывает широкие перспективы для мониторинга и камерального контроля доходов и расходов населения и частных компаний.

Эти перспективы волнуют предпринимателей несколько больше, чем макроэкономические лабиринты. Не утешает даже головокружительная скорость сокращения количества выборочных проверок: с 7445 в 2015 г. до 407 в 2019-м и 325 в 2021-м, то есть за 7 лет с 1,8% субъектов хозяйствования до 0,07%. Но бизнес пугает методика выбора проверяемых, которая в сочетании с технологиями мониторинга позволяет контролерам собирать стабильный урожай штрафов и доплат налогов.

Поэтому участники заседания попытались выяснить, нельзя ли как-то снизить опасность оказаться в рядах высокорискованных мишеней, выбираемых на основании малопонятных для неискушенной публики критериев. Оказалось, нельзя. Более того, не гарантирует уменьшение риска помощь налоговых консультантов и аудиторов. В автоматизированной системе МНС собирается информация из множества источников – от ГТК, МВД, Национального кадастрового агентства, СКНО до банков и соцсетей.

Бизнес-союзы попытались напомнить, что фискальная нагрузка слишком высока и необходимо «продолжение работы по ее снижению для обеспечения конкурентоспособности отечественного бизнеса на внутреннем и внешних рынках». Не худо бы сделать условия – более предсказуемыми, кредиты – доступнее, систему контроля – прозрачнее, цифровые платформы, в т.ч. маркировки и прослеживаемости, – «более дружественными» для бизнеса, поустранять необоснованные административные барьеры и поспособствовать активизации предпринимательской инициативы. Судя по этим тезисам резолюции заседания клуба, его участники продолжают верить в возможности диалога с государством, сохранение если не буквы, то хотя бы духа директивы № 4, и прочие увлекательные сутры.

Все-таки вера – великая сила. Если солидную массу умножить на подходящее ускорение…



Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью