Баллы риска по шкале добросовестности


Налоговики сообщили на своем сайте о формировании плана выборочных проверок на 1-е полугодие следующего года. Вообще-то обычная рутина, дело житейское. Если бы не один нюанс.

Напомним, плановые проверки 4 года назад заменили на выборочные. Они назначаются с учетом критериев оценки степени риска для отбора проверяемых субъектов и на основании результатов анализа информации, свидетельствующей о высокой степени риска нарушений законодательства.

Постановлением Совмина от 22.01.2018 № 43 была утверждена методика формирования системы оценки степени риска, а приказом МНС от 9.02.2018 № 20 – критерии оценки степени риска для отбора проверяемых субъектов для выборочной проверки.

В методике Совмина риск определен как возможность нарушения субъектом законодательства. При этом критериями оценки степени риска считается совокупность признаков, свидетельствующих о возможности нарушения субъектом законодательства, а индикатором высокой степени риска – уровень риска, превышение которого свидетельствует о высокой степени риска нарушения субъектом законодательства.

Результаты стали видны очень быстро. С одной стороны, проверок стало существенно меньше. К примеру, на 1-е полугодие 2010 г. планировалось более 10 тысяч выборочных проверок, в 2014-м — чуть более 6 тысяч, в 2017-м — 2 760, на 1-е полугодие 2022 г. — 171, т.е. 0,04% плательщиков. Но и результативность проверок оказалась гораздо выше, а с учетом возможностей камерального контроля и мониторинга — достигла небывалых высот. Скажем, в прошлом году было проведено всего 291 выборочная проверка – на 28% меньше, чем в 2019-м. Нем не менее, проверенным субъектам хозяйствования предъявлено к уплате 43,3 млн. руб.

Преимущества такого подхода очевидны. Если оценивать проверяемых по баллам степени риска с учетом правового статуса, видов деятельности, применяемых режимов налогообложения, динамики налоговой нагрузки и прочей информации, можно автоматически выбрать компании, где достаточно высоки шансы найти нарушения. Предполагается, что цифровые методы позволяют исключить субъективный подход при определении лиц, которым стоит проверять – исходя из закрепленного в налоговом кодексе принципа добросовестности плательщика по исполнению налогового обязательства. При этом добросовестные плательщики не отвлекаются от бизнеса, а контролеры не тратят время на осуществления предпринимательской деятельности.

По словам МНС, при формировании плана дополнительно оценивается вся имеющаяся информация, в том числе поступающая от бизнес-союзов и общественных объединений. И тут появляется сюрприз. В сообщении министерства имеется одна оговорочка. Оказывается, Республиканский союз промышленников и предпринимателей уверяет, что представляет интересы добросовестных плательщиков. Но, при планировании проверок у 29 компаний — членов РСПП обнаружен высокий риск нарушений законодательства. Из них 11 налоговики намерены проверить в 1-м полугодии 2022 г.

Что прикажете делать с такой информацией? Заподозрить, что в РСПП затесались заведомые налоговые уклонисты? Или в МНС считают, что союз вводит его и общественность в заблуждение, заявляя, что представляет интересы добросовестных плательщиков?

Да кто они – добросовестные плательщики?

Согласно Налоговому кодексу плательщик признается добросовестным, пока иное не будет доказано на основании документально подтвержденных сведений. Получается, что знаменитая презумпция добросовестности сводится к тому, что все считаются добросовестными, пока проверка не нашла у них нарушений законодательства. Это весьма зыбкая защита для предпринимателей, которые считают себя добросовестными (о чем мы говорили еще 4 года назад). Да и бизнес-союзы сильно рискуют, беря под защиту своих членов. Ведь найти нарушения и подходящие доказательства при известной сноровке и желании – дело контролерской техники. Впрочем, иногда даже искать особо не надо. Достаточно пригрозить, что поищем.

Если приглядеться, то многие критерии риска, используемые для выбора кандидатов на проверки, если не откровенно субъективны, то и безукоризненно объективными их назвать нельзя. Например, организациям, применяющим общеустановленную систему налогообложения0 по 5 «штрафных баллов» принесут случаи непредставления, несвоевременного или недостоверного представления налоговых деклараций, непредставление налоговым органам пояснений или запрашиваемых документов. Компрометирующим признаком налоговики сочтут 2 и более случая в течение года подачи уточненных налоговых деклараций, если в них налоговые обязательства корректируется в сторону уменьшения. Подозрительным считается уровень налоговой нагрузки на доходы проверяемого субъекта в календарном году ниже ее среднеотраслевого или прошлогоднего значения, если в целом по отрасли она стабильна или растет. Однако задержки с декларациями и документами случаются порой не по вине организации. Корректировка налогов в "минус" – тоже сам по себе не компромат, если у компании возникает такое право. Налоговая нагрузка может снизиться по самым разным причинам, далеко не всегда связанным с нарушением законодательства. Так что устранять иной раз нечего. К тому же налоговые риски зачастую – неотъемлемая часть того самого делового риска, право на который еще недавно великодушно признавалось. Стало быть, подобные обстоятельства сами по себе еще не означают, что субъект хозяйствования является недобросовестным.

Или все-таки означают? Может и в самом деле, баллов, насчитанных по данным камерального контроля и иной информации, достаточно, чтобы «авансом» признать компанию недобросовестной? А сама выборочная проверка лишь обеспечивает формальную детализацию и документирование доказательств для заранее заготовленных выводов…

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью