ВЫБОРОЧНАЯ РАСПЛАТА ЗА СТАРЫЕ ГРЕХИ


Истории о выявлении контролерами схем подмены трудовых отношений гражданско-правовыми договорами встречаются в последние годы все чаще. Ими сейчас мало кого можно удивить, позабавить или напугать. Странно лишь, что компании, позарившиеся когда-то на экономию налогов с помощью конструкции «ИП на упрощенке вместо работника», пассивно ждут, когда их настигнет расплата за события 8 – 10 летней давности.

Очередное решение судебной коллегии по экономическим делам ВС РБ от 05.07.2022 по делу № 153ЭАП2146 никакой сенсацией не является. Но repetitio не зря est mater studiorum. Тем более, что в каждом ремейке есть кое-какие поучительные добавки к знакомому сюжету.

События разворачивались вполне по нынешним временам стандартно. Инспекция МНС в ходе выборочной проверки ООО «О», проведенной осенью прошлого года за период с 01.01.2012 по 31.12.2020, признала завышенными затраты, учитываемые при налогообложении: на стоимость услуг по управлению организацией индивидуальным предпринимателем П. в 2014-2020 гг. и стоимости услуг по организации грузоперевозок, оказанных ИП - бывшими работниками ООО. Всего снятые с затрат вознаграждения ИП составили почти 2,2 млн. руб. В результате с общества взыскали более 1,1 млн рублей, в т.ч. 733,5 тыс. налогов и 389,7 тыс. пеней.

Компания более полугода пыталась оспорить решение МНС в судах. Но все попытки доказать, что выплаты работникам-ИП напрямую связаны с производством и реализацией товаров (работ, услуг) и должны быть признаны затратами, учитываемыми при определении налога на прибыль, остались безуспешными.

Все судебные инстанции согласились с мнением налоговиков о том, что отнесение обществом на затраты вознаграждений, выплаченных ИП - бывшим работникам общества, которая значительно выше максимальной средней зарплаты работников иных организаций с аналогичным видом обязанностей, а также штатных работников самого ООО, было экономически необоснованно и свидетельствует о действиях, направленных на минимизацию своих налоговых обязательств. При этом гражданско-правовые договоры фактически прикрывали трудовые договоры, что привело к неполной уплате обществом налога на прибыль и подоходного налога.

Подобные картины в последние годы стали привычными для белорусского бизнеса. Но уточним пару ключевых деталей на примере данного дела.

Итак, налоговики провели именно выборочную проверку и именно за 2012-2020 гг. То есть:

Во-первых, по данным камерального контроля выбираются компании, пользовавшиеся когда-то популярными схемами уклонения от налогов. Затем выборочно проверяются именно те операции, которые составляли эти схемы, а по итогам проверки корректируется налоговая база на основании пункта 4 статьи 33 НК. Шансов доказать, что у этих операций была какая-то иная экономически обоснованная цель, кроме минимизации налогов, у проверяемого практически нет.

Налоговики без всякого напряжения собирают кучи доказательств уклонения от уплаты налогов по такой схеме (подробные детали – здесь). А суды всех инстанций, как правило, находят такие доказательства вполне достаточными.

К примеру, в нынешнем деле для налоговиков и судов были очевидными подмена трудовых отношений гражданско-правовыми и цели этих действий. Также суды обратили внимание, что вознаграждения, выплаченные ИП за управленческие услуги, составили от 30 до 54% прибыли общества, что наглядно подтверждало отсутствие хозяйственного и экономического смысла.

Конечно, с точки зрения владельцев компании смысл еще как был. Чем меньше налогов, тем больше денег остается в распоряжении самих бизнесменов – что вполне соответствует той самой цели предпринимательской деятельности, которая наивно декларируется в статье 1 ГК. Но об этом бизнесмены благоразумно помалкивают в судах – вряд ли там понравится такой аргумент.

Кстати, в данной истории, налоговики обнаружили, что представленные для проверки акты выполненных работ практически идентичны, без конкретизации объема выполненных работ, сведений о привлеченных клиентах и выплаченных ими сумм. Затем и суд отметил отсутствие в актах сдачи оказания таких услуг обязательных реквизитов, предусмотренных пунктом 2 статьи 10 Закона «О бухгалтерском учете и отчетности». Впрочем, безупречное оформление тут не помогло – форму актов сочли бы не соответствующей реальной сути хозяйственных операций и фактическим обстоятельствам их совершения и сослались при этом на принципы, закрепленные в статье 2 того же самого закона.

И, разумеется, суд отклонил просьбу компании учесть при доначислении ему налогов суммы, уплаченные в бюджет индивидуальными предпринимателями – потому как статьей 66 НК никакая налоговая реконструкция не предусмотрена.

Во-вторых, в очередной раз контролерская молния ударила по периодам, куда более ранним, чем 5 лет, которыми вроде бы должно ограничиваться внимание проверяющих. Это уже закономерность.

В нашей истории перевод сотрудников общества из штата в статус ИП практически в одно и то же время и переформатирование деятельности ООО на преимущественное сотрудничество с «ипэшниками состоялось с августа 2014 года по июль-октябрь 2017 года. То есть в тот самый период, когда чуть ли не из каждого утюга креативные «консильери» трубили о замечательной и совершенно безопасной схеме минимизации налогов.

Конечно, консультантам и их клиентам-слушателям трудно было 5-8 лет назад предвидеть, что в отечественном законодательстве появится пункт 4 статьи 33 НК, позволяющий квалифицировать взаимоотношения компаний с ИП, применяющими «упрощенку», как действия, направленные на неуплату налогов с помощью формального документооборота и подмены трудовых отношений гражданско-правовыми. Причем эта норма оказалась применяемой задним числом, да еще и в отношении как всех периодов после 1 января 2019 г., открытых для проведения налоговых проверок, назначенных после 1.01.2019 г., в т.ч. почти на 5 лет назад, так и в отдельных случаях – без ограничений по времени (см. здесь и здесь).

При этом налоговики и суды с одинаковым успехом ссылаются в этом и подобных случаях как на нормы статьи 3-1, подп. 3.1 ст. 23, подп. 1.1 ст. 153, п. 1 ст. 156, подп. 1.1 п. 1 ст. 172, п.п. 1, 2, 9 ст. 175 НК, в редакциях, действовавших до 1 января 2019 г., так и на ст. 4, подп.3.1 ст. 23, подп. 1.1 ст. 196, п. 1 ст. 199, подп. 1.1 ст. 213, п.п. 1, 6 ст. 216 НК в более поздних редакциях. А за неимением законодательно установленной методики доначисления налогов, проверяющие изобретают ее сами со ссылкой на п. 5 ст. 33 НК и письмо МНС от 29.04.2022 №7-2-12/02006).

Забавная деталь: компания пожаловалась, что налоговики безосновательно не учли нормируемые затраты по оплате услуг управляющему ООО. Действительно подп. 1.4. ст. 171 НК такие затраты нормирует, но появился-то этот подпункт только с 1.01.2019 г. Так что применять его к операциям, совершавшимся в 2014 – 2018 гг., оснований не было. В таких ситуация законодательство обратной силы не имеет.

На модных в далеком 2014 году семинарах никак не анализировались риски рекомендуемой схемы, хотя обстоятельства, указывающие на формальное осуществление свежеиспеченными «ипэшниками» предпринимательской деятельности, сводившейся к тем же функциям, которые они выполнял будучи штатными работниками, были очевидны всегда. Тогда никто не подумал, что рано или поздно придется объяснять контролерам, с какой радости доходы таких ИП оказались в 10 раз больше зарплаты, получаемой ими в той же компании в период работы в штате на должностях с теми же обязанностями, которые вдруг стали предметом договоров оказания всяческих услуг.

Допустим, тогда не казалось вероятным распространение в Беларуси опыта статьи 54.1 НК РФ с российским вариантом принципа «основной цели». Но о такой штуке, как злоупотребление правом господа юристы-консультанты должны были знать. Теперь же обещанная ими «экономия» с лихвой возвращается из карманов легковерных клиентов в казну.

Мораль. Большинство схем минимизации налогов, применявшихся 5, 10 и более лет назад, могут сейчас привести к корректировке налоговой базы на основании пункта 4 статьи 33 НК. Современные средства камерального контроля позволяют достаточно точно находить тех, кто пользовавшиеся этими схемами. Когда к ним придут с выборочной проверкой – только вопрос времени. Стало быть, подобные компании подвергаются серьезным налоговым рискам, которые растут пропорционально давности – чем позже придет проверка, тем больше пени насчитают в придачу к с некогда «сэкономленным» налогам. Если повезет, то не дойдет до уголовного дела по статьям 243 и 243-1 НК, хотя посещение некогда популярных семинаров вполне может свидетельствовать о наличии умысла на совершение преступного деяния в виде уклонения от уплаты налогов.

Ах да, чуть не забыл. В данном деле, как и во многих предыдущих, налоговики и суды отлично обошлись без норм появившегося недавно постановления Совмина от 15.07.2022 № 465, где подмена трудовых отношений гражданско-правовыми договорами прямо названа одной из схем уклонения от налогов. Ссылаться на это постановление контролеры начнут лишь по «свежим» проверкам, но это ничего не изменит для проверяемых…

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью